Preview

Гематология и трансфузиология

Расширенный поиск

МОЛЕКУЛЯРНЫЕ МАРКЕРЫ БОРТЕЗОМИБ-ИНДУЦИРОВАННОЙ ПОЛИНЕЙРОПАТИИ У БОЛЬНЫХ МНОЖЕСТВЕННОЙ МИЕЛОМОЙ

https://doi.org/10.35754/0234-5730-2019-64-1-79-89

Полный текст:

Аннотация

Введение. Режимы терапии с использованием бортезомиба способствовали значительному улучшению выживаемости больных множественной миеломой (ММ), но могут осложняться периферической полинейропатией (ПП).

Цель работы — выявить группу риска развития бортезомиб-индуцированной ПП на основании анализа полиморфизма генов иммунного ответа у больных с впервые диагностированной ММ.

Материалы и методы. С использованием подхода выявления генов-кандидатов проведено исследование ассоциации 20 полиморфных локусов 14 генов иммунного ответа у 46 больных MM, получавших терапию VCD, включающую в себя бортезомиб.

Результаты. Распределение однонуклеотидных полиморфизмов сравнили в группах больных ММ с наличием и отсутствием ПП. Среди больных с ПП чаще встречались гомозиготные носители аллеля «дикого» типа генов TLR6 (Ser249Pro) (р = 0,006), IL1β (G-1473C) (р = 0,04), IL4 (C-589T) (р = 0,04), а также носители гаплотипов с мутантным аллелем гена IL10 (G-1082A) (р = 0,04) и с аллелем «дикого» типа гена IL2 (T-330G) (р = 0,01).

Заключение. Подтвержден вклад генетической компоненты в риск развития бортезомиб-индуцированной нейропатии, что может оказать помощь в персонализации терапии больных ММ.

Для цитирования:


Назарова Е.Л., Минаева Н.В., Зотина Е.Н., Докшина И.А., Сухорукова Э.Е., Шардаков В.И. МОЛЕКУЛЯРНЫЕ МАРКЕРЫ БОРТЕЗОМИБ-ИНДУЦИРОВАННОЙ ПОЛИНЕЙРОПАТИИ У БОЛЬНЫХ МНОЖЕСТВЕННОЙ МИЕЛОМОЙ. Гематология и трансфузиология. 2019;64(1):79-89. https://doi.org/10.35754/0234-5730-2019-64-1-79-89

For citation:


Nazarova E.L., Minaeva N.V., Zotina E.N., Dokshina I.A., Suhorukova E.E., Shardakov V.I. MOLECULAR FEATURES OF BORTEZOMIB-INDUCED NEUROPATHY IN PATIENTS WITH MULTIPLE MYELOMA. Russian journal of hematology and transfusiology. 2019;64(1):79-89. (In Russ.) https://doi.org/10.35754/0234-5730-2019-64-1-79-89

Введение

Появившиеся в последнее десятилетие новые варианты лекарственной терапии множественной миеломы (ММ), в частности применение ингибиторов протеасом и им­муномодулирующих препаратов, изменили парадигму лечения этого заболевания, улучшив ее эффективность в долгосрочной перспективе [1—3]. Бортезомиб — первый препарат из группы ингибиторов протеасом, одобрен­ный для клинического применения в 2003 г. для лечения

ММ [2, 4]. Периферическая полинейропатия (ПП) яв­ляется серьезным осложнением как самого заболевания, так и терапии бортезомибом [3, 5]. Она существенно влияет на качество жизни больных и зачастую требует снижения дозы препарата, изменения сроков или даже преждевременного прекращения потенциально успеш­ного лечения [2, 6]. Частота развития ПП, индуцирован - ной применением ингибиторов протеасом, колеблется от 15 до 45 % [7, 8]. Она возникает на протяжении первых пяти циклов лечения, достигая плато к 8-му циклу бортезомиб-содержащей терапии [9]. Подкожное введение бортезомиба снижает вероятность возникновения ПП, но полностью не отменяет его нейротоксичность [7]. К причинам развития ПП при применении бортезомиба относят непосредственное повреждение ганглиев дорзальных корней спинного мозга, митохондриального и эндоплазматического ретикулума, нарушение регуля­ции гомеостаза Ca2+ [6], ингибирование транскрипции фактора роста нервов, стабилизацию микротрубочек, аутоиммунные или воспалительные процессы [2, 6, 10, 11]. Бортезомиб, взаимодействуя с ядерным фактором kappa B (nuclear factor-κΒ — NF-κΒ), приводит к измене­нию внутриклеточной передачи сигнала, опосредуемого митоген-активируемыми протеинкиназами, регуляции клеточного цикла, препятствует восстановлению ДНК, развитию и функционированию нервной системы, бло­кирует транскрипцию и апоптоз нервных и опухолевых клеток [2, 9, 12—14].

NF-κΒ относится к семейству факторов транскрип­ции, который обнаруживается при ММ в конститутив - но активированной форме. Его присутствие является важным условием роста и прогрессии опухолей, включая гемобластозы [15]. Это связано с тем, что активированный NF-κΒ транслоцируется из цитоплазмы в ядро и взаимодействует со специфическими сайтами в области промоторов и энхансеров генов иммунного ответа, ответственных за синтез белков и пептидов, вовлечен­ных в той или иной степени в реализацию иммун­ных реакций организма [16]. Белок NF-κΒ является дистальным отделом путей сигнальной трансдукции, получающим стимулирующие сигналы через различ­ные адаптеры от паттерн-распознающих рецепторов [15]. Паттерн-распознающие рецепторы — первое звено в сложном механизме распознавания «своего» и «чужого» генетического материала, где в качестве последнего могут выступать опухолевые клетки и мо­лекулы, образующиеся в процессе их деградации [16]. Мутации в генах, кодирующих компоненты сигналь­ного пути NF-κΒ, участвующих в развитии иммунных реакций, повышают риск развития ММ, способствуют возникновению резистентности к проводимому лече­нию, прогрессированию опухолевого роста, появле­нию осложнений этого заболевания и терапии [15—17].

Цель исследования — выявить группу риска раз­вития бортезомиб-индуцированной ПП на основа­нии анализа полиморфизма генов иммунного ответа у больных с впервые диагностированной ММ.

Материалы и методы

Материалом для исследования послужила ДНК, выделенная из лейкоцитов периферической венозной крови 46 больных ММ (28 женщин и 18 мужчин) с ме­дианой возраста 60 лет, ранее не получавших лечения лекарственными препаратами, обладающими нейро- токсическим э фф ектом. Из них у 3 (6,5 %) больных заболевание находилось в I стадии, у 19 (41,3 %) — во II стадии, у 24 (52,2 %) — в III стадии (по Durie- Salmon [18]). Моноклональный тип секреции IgA на­блюдался у 10 (21,7 %) человек, IgG — у 28 (60,9 %) обследованных. Преобладание свободных легких цепей κ-типа выявлено у 22 (47,8 %) больных, у 11 (23,9 %) — λ-типа. У остальных тип продукции иммуноглобулинов и свободных легких цепей был неизве­стен. Все больные получили лечение с использованием режима VCD (бортезомиб + циклофосфамид + декса- метазон). Бортезомиб вводили в дозе 1,3 мг/м2 подкож­но в 1, 4, 8 и 11-й дни каждого курса. До получения ча­стичной и/или полной ремиссии в 1-й группе больным проведено от 2 до 12 курсов VCD (медиана — 6 кур­сов), во 2-й группе — от 2 до 17 (медиана — 5,5) кур­сов терапии. Информированное добровольное согла­сие на проведение исследований было получено у всех больных. Все случаи ПП оценены в соответствии с об­щими терминологическими критериями неблагопри­ятных событий Национального института рака (версия 3.0) после окончания индукционной терапии. Боль­ных в зависимости от наличия ПП разделили на две группы. В 1-ю группу вошли 12 (26,1 %) больных ММ с ПП. Среди них наблюдались 9 женщин и 3 мужчин в возрасте от 34 до 72 лет (медиана возраста 59 лет). У 2 (16,7 %) больных характер выраженности симптомов был незначителен и отнесен к 1-й степени токсичности, у 8 (66,6 %) — ко 2-й степени, у 2 (16,7 %) — к 3-й сте­пени, что потребовало редукции дозы бортезомиба. Во 2-ю группу включили 34 (73,9 %) больных ММ (19 женщин и 15 мужчин) без клинических призна­ков бортезомиб-индуцированной ПП в возрасте от 33 до 76 лет (медиана возраста 61 год) (табл. 1).

Генотипирование 20 полиморфных участков 14 генов иммунного ответа TLR2 (rs5743708) TLR3 (rs3775291) TLR4 (rs4986790, rs4986791) TLR6 (rs5743810) TLR9 (rs5743836, rs352140) ILlfi (rs2856841,   rs1143623, rs1143634, rs16944) IL2 (rs2069762) IL4 (rs2243250), IL6 (rs1800795) IL10 (rs1800871, rs1800896) IL17A (rs2275913) CD14 (rs34424920) TNFa (rs1800629) FCGR2A (rs1801274) осуществляли методом полимеразной цепной реакции с аллель-специфичными прайме­рами и с электрофоретической детекцией продуктов реакции в агарозном геле («Литех», Россия) в момент постановки диагноза.

Статистические методы. Распределение генотипов по каждому полиморфному локусу проверяли на соот­ветствие равновесию Харди — Вайнберга с помощью точного теста Фишера. Для сравнения частот аллелей между различными группами использовали χ2 -крите­рий Пирсона с поправкой Йейтса на непрерывность. Дополнительно оценивали показатель отношения шансов — odds ratio (OR) с вычислением границ 95 %-го доверительного интервала (95 % CI). Различия считали статистически значимыми при р < 0,05.

 

Таблица 1. Характеристика больных ММ

Table 1. Characteristics of patients with multiple myeloma

Показатель

Parameter

1-я группа

1 group

2-я группа

2 group

(n = 12)

(n = 34)

Пол:

Sex:

-   мужчины (%)

-   male (%)

-   женщины (%)

-   female (%)

3 (25)

9 (75)

15 (44,1)

19 (55,9)

Медиана возраста (Q1-Q3)

Age, median (Q1-Q3)

59 (58-65)

61 (57-65)

Стадия ММ (Durie-Salmon) [18]

Durie-Salmon Staging System [18] IA

IIA + IIB IIIA + IIIB

0 (0 %)

5 (41,7 %)

7 (58,3 %)

3 (8,8 %)

14 (41,2 %)

17 (50 %)

Тип секреции

Secretion

- IgA

- IgG

- нет данных

- no data

2 (16,7 %)

6 (50 %)

4 (33,3 %)

8 (23,5 %)

22 (64,7 %)

4 (11,8 %)

Свободные легкие цепи

Free light chain production

-   κ-тип

-   kappa

-   λ-тип

-   lambda

-   нет данных

-   no data

5 (41,7 %)

5 (41,7 %)

2 (16,6 %)

17 (50 %)

6 (17,6 %)

11 (32,4 %)

Медиана числа курсов VCD (Q1-Q3)

Number of VCD courses, Median VCD (Q1-Q3)

6 (3-9)

5,5 (4-6)

Периферическая полинейропатия

Peripheral neuropathy

-   I степени

-   I degree

-   II степени

-   II degree

-   III степени

-   III degree

2 (16,7 %)

8 (66,6 %)

2 (16,7 %)

-

Результаты

Генотепирование полиморфных локусов избранных генов иммунного ответа выявило различия в частоте обнаружения гаплотипов генов TLR6 (Ser249Pro), ILlft (G-1473C), IL2 (T-330G), IL4 (C-589T) и IL10 (G-1082A) у больных 1-й и 2-й групп (табл. 2). Исследование полиморфизма остальных генов: TLR2 (Arg753Gln), TLR3 (Phe421Leu) TLR4 (Asp299Gln, Thr399Ile), ILlft (T-31C, T-511C, C-3953T) IL6 (G-174C), IL10 (C-819T) IL17A (G-197A) CD14 (C-159T), TNFa (G-308A), FCGR2A (His166Arg) не обнаружило их участия в возникнове­нии бортезомиб-индуцированной ПП.

При анализе полученных данных отмечено, что груп - пу больных ММ с развитием ПП на фоне использова­ния режима VCD отличало гомозиготное носите льство аллеля «дикого» типа гена TLR6-249, гена ILlft-1473, гена IL4-589, гомозиготное носительство мутантного аллеля гена IL2-330 и присутствие мутантного аллеля в гомо- и гетерозиготном состоянии в локусе G-1082 гена IL10. Найденные различия повышали риск воз­никновения бортезомиб-индуцированной ПП у боль­ных ММ в 7, 3, 2, 7 и 4 раза соответственно.

 

Таблица 2. Различия частот носительства гаплотипов ряда генов иммунного ответа у больных ММ в зависимости от наличия бортезомиб-ин­дуцированной ПП

Table 2. Differences in frequency of the carriers of gaplotypes of immune response genes in multiple myeloma patients with the presence and absence of bortezomib-induced peripheral polyneuropathy

Ген, генотипы

1-я группа

1 group

2-я группа

2 group

χ2

p

OR

Gene, genotypes

(n = 12)

(n = 34)

значение

value

95 % CI

TLR6 (Ser249Pro)

Генотип СС

Genotype СС

0,500

0,118

7,62

0,006

7,50

1,61-34,95

Генотипы СТ + ТТ

Genotypes СТ + ТТ

0,500

0,882

0,13

0,03-0,62

IL1β (G-1473C)

Генотип GG

Genotype GG

0,500

0,206

4,31

0,04

3,86

0,95-15,71

Генотип GC

Genotype GC

0,500

0,706

0,42

0,11-1,61

Генотип CC

Genotype СС

0,000

0,088

0,36

0,02-7,49

IL2 (T-330G)

Генотипы TT + TG

Genotypes TT + TG

0,583

0,912

6,66

0,01

0,14

0,03-0,71

Генотип GG

Genotype GG

0,417

0,088

 

7,38

1,42-38,42

IL4 (C-589T)

Генотип CC

Genotype СС

0,417

0,206

4,13

0,04

2,76

0,67-11,37

Генотип CT

Genotype СТ

0,583

0,559

1,11

0,29-4,19

Генотип ТТ

Genotype ТТ

0,000

0,235

0,12

0,01-2,34

IL10 (G-1082A)

Генотип GG

Genotype GG

0,333

0,676

4,31

0,04

0,24

0,06-0,97

Генотипы GA + AA

Genotypes GA + AA

0,667

0,324

4,18

1,03-16,94

Примечание. Здесь и далее: результаты представлены в долях единицы; χ2 — критерий Пирсона с поправкой Иейтса на непрерывность; p — уровень зна­чимости различий; OR (odds ratio) — отношение шансов; 95 % CI — доверительный интервал, в котором статистическая значимость различий параметра, полученного на основе исследования, имеет вероятность 95 %.

Note. Hereinafter: the results are presented in fractions of a unit;χ2 — Pearson's Yates Correction Test for Continuity; p — the significance of differences; OR — odds ratio; 95 % CI — confidence interval, across which the statistical significance of differences in parameters obtained has a probability degree of 95 %.

 

Для поиска возможных гендерных различий прове­дено сравнение частот носительства аллелей и гапло- типов исследуемых генов среди мужчин и женщин в обеих группах. В группе больных ММ с наличием бортезомиб-индуцированной ПП не обнаружено до­стоверно значимых отклонений в частоте распреде­ления аллелей во всех 20 полиморфных локусах ге­нов иммунного ответа у мужчин и у женщин, также как и у мужчин 1-й и 2-й групп. Однако среди женщин обеих групп (в зависимости от наличия и отсутствия клинических признаков ПП) выявлены отличия, за­трагивающие полиморфные локусы генов TLR6, IL10- 819, IL2 (табл. 3).

Отмечено, что гомозиготное носительство аллеля «дикого» типа гена TLR6 (Ser249Pro), мутантного ал­леля гена IL2 (T-330G) и присутствие гетерозигот IL10 (G-1082A), повышало риск обнаружения бортезомиб-ассоциированной ПП у женщин с ММ более чем в 10 (р = 0,01), 14 (р = 0,01) и в 5 раз (р = 0,04) соответ­ственно. Найденные гендерные различия среди боль­ных ММ рекомендуется учитывать при проведении исследований дизайна «случай-контроль».

Обсуждение

 

Таблица 3. Оценка риска развития ПП у женщин с ММ на фоне бортезомиб-содержащих режимов терапии

Table 3. Assessment of PP risk in MM women against the background of bortezomib treatment

Ген, генотипы

1-я группа

1 group

2-я группа

2 group

χ2

p

OR

Gene, genotype

(n = 9)

(n = 19)

значение

value

95 % CI

TLR6 (Ser249Pro)

Генотип CC

Genotype CC

0,556

0,105

6,60

0,01

10,63

1,48-76,08

Генотипы CT + TT

Genotypes CT + TT

0,444

0,895

0,09

0,01-0,67

ILW (G-1082A)

Генотип GG

Genotype GG

0,333

0,737

4,17

0,04

0,18

0,03-1,00

Генотипы GA + AA

Genotypes GA + AA

0,667

0,263

5,60

1,00-31,32

IL2 (T-330G)

Генотипы TT + TG

Genotypes TT + TG

0,556

0,947

6,39

0,01

0,07

0,01-0,77

Генотип GG

Genotype GG

0,444

0,053

14,40

1,30-159,52

Развитие токсичности лекарственных препаратов, применяемых при лечении онкогематологических за­болеваний, в ряде случаев ограничивает достижение полного и устойчивого терапевтического эффекта. Многочисленные генетические исследования при ММ в основном касались выявления генов-кандидатов, прогнозирующих характер течения заболевания, од­нако ни одной группе генетических маркеров не уда­лось завоевать первенство в качестве показателей эф­фективности и безопасности специфической терапии [9, 17, 19-21].

Лекарственно-индуцированной ПП, с точки зрения фармакогеномики, в последние годы также уделяет­ся большое внимание. В связи с растущим интересом к персонализированной медицине считается, что этот подход позволит выявить больных, у которых имеются вариации отдельных генов, увеличивающих риск раз­вития ПП, связанной с терапией, и при необходимости модифицировать лечение. Недавно опубликован крат­кий обзор генов и точечных мутаций в них, которые могут выступать в качестве прогностических маркеров развития ПП [3]. К сожалению, результаты таких ис­следований зачастую противоречивы. Тем не менее это направление исследований является весьма перспек­тивным, хотя и требует анализа значительного числа наблюдений, поскольку в большинстве работ основное внимание уделяется генам, участвующим в развитии неопластических процессов, а не генам, которые непо­средственно способствуют возникновению ПП с во­влечением иммунных механизмов [3, 6, 22, 23].

В представленном исследовании была проанали­зирована частота распределения гаплотипов 14 ге­нов иммунного ответа в 20 полиморфных локусах у 46 больных ММ, получивших лечение по схеме VCD, и оценена связь мутационного статуса исследованных генов с развитием лекарственно-индуцированной ПП. Данный подход позволил идентифицировать пять гаплотипов в генах TLR6, IL1β (G-1473C), IL2, IL4 и IL10 (G-1082A), носительство которых увеличивает риск развития ПП, что подтверждается выявлением стати­стически значимых различий.

В проведенных ранее работах, в которых изучалась роль полиморфизма генов иммунного ответа в возник­новении ПП при ММ, лишь C. Campo и соавт. [3] опи­сали связь между возникновением этого осложнения и мутационным статусом генов двух цитокинов IL10 и IL17. В целом мутации в этих генах влияют на конеч­ный уровень их транскрипции и приводят к изменению продукции кодируемых ими белков [24]. При гемобла- стозах опухолевые клетки, с одной стороны, способны самостоятельно продуцировать цитокины, снижая эф­фективность лекарственных препаратов, способствуя выживанию и росту опухолевых клеток. С другой — рост опухолевого клона регулируется цитокинами, ин­дуцирующими или ингибирующими пролиферацию трансформированных клеток [25].

Описано примерно 49 полиморфизмов гена IL10 [26]. Один из них — IL10-1082A>G локализован в прокси­мальной области промотора [24], который может иг­рать важную роль в развитии ММ [27], так как IL-10 является фактором роста, в том числе для трансфор­мированных плазматических клеток, аутокринно индуцируя продукцию онкостатина М. К тому же найдено, что высокие сывороточные концентрации ин­терлейкина-10 у больных ММ сопровождают прогрес­сирование заболевания. M. Rudzianskiene и соавт. [28] установили, что больные ММ, несущие гетерозигот­ный гаплотип гена IL10-1082, имели более выраженный ответ на проводимую радиотерапию очагов миеломного поражения костной ткани, чем больные с другими генотипами. Больные с гомозиготным гаплотипом гена IL-1082 с присутствием аллеля «дикого» типа гена IL10 были склонны к более быстрому облегчению болево­го синдрома (в первые 4 недели проведения лучевой терапии). Нами ранее найдено, что присутствие гено­типов с мутантным аллелем гена IL10 (G-1082A) уве­личивало риск возникновения ММ в 14 раз [29], чего, однако, не наблюдалось в исследованиях C. Zheng и соавт. и G. Mazur и соавт. [30, 31]. В представленном здесь исследовании тот же «прогностически неблагоприят­ный» мутантный статус гена IL10-1082 ассоциировал­ся с повышенной частотой обнаружения ПП (в 4 раза) у больных ММ при использовании бортезомиб-содер- жащего режима терапии VCD.

В группу повышенного риска развития ПП также вошли носители гомозиготного гаплотипа с аллелем «дикого» типа гена IL4. Интерлейкин-4 подавляет про- воспалительную активность макрофагов и секрецию ими интерлейкинов -1, -6 и фактора некроза опухоли, то есть так же, как и интерлейкин-10, оказывает про­тивовоспалительный эффект. С учетом того, что ин­терлейкин-4 поляризует иммунный ответ, патологи­ческий процесс может носить различный характер. При снижении выработки интерлейкина-4 моноци­тами и макрофагами продукция провоспалительных цитокинов не блокируется и происходит переклю­чение иммунного ответа на Тһ1-тип реагирования. Полиморфизм гена IL4 в большинстве случаев ассо­циирован с повышенной промоторной активностью гена и увеличением продукции интерлейкина-4. Это приводит к ингибированию функции макрофагов/ моноцитов, к снижению экспрессии FcR всех трех ти­пов, к угнетению антителозависимых цитотоксично­сти и фагоцитоза, к переключению иммунного ответа с Th1- на Тһ2-тип реагирования, для которого харак­терна стимуляция поликлональной активации В-лим- фоцитов [2]. Вероятно, обнаруженное в настоящем исследовании гомозиготное носительство аллеля «ди­кого» типа гена IL4 не способно блокировать реализа­цию провоспалительного иммунного ответа при раз­витии ПП у больных ММ.

Среди провоспалительных цитокинов у больных ММ с бортезомиб-индуцированной полинейропа­тией в настоящей работе выявлена высокая частота обнаружения «диких» гомозигот гена IL1fi (G-1473C) (р = 0,04) и мутантных гомозигот гена IL2 (T-330G) (р = 0,01). Показано, что опухолевые клетки при ММ высоко экспрессируют интерлейкин-1р [32], что мо­жет быть связно с наличием мутаций в гене. Однако в представленном здесь исследовании видно, что раз­витие ПП у больных ММ, леченных при помощи бор- тезомиба, напротив, наблюдалось чаще у носителей только аллеля «дикого» типа IL1fi (G-1473C). Струк­тура гена IL1fi весьма сложна. Он содержит 22 экзона и 9 интронов, подавляющее число которых являются альтернативными. Для этого гена характерна высокая степень гомологии интронных последовательностей, что, как предполагается, играет важную регулятор­ную роль в экспрессии этого гена [33].

Изменения в области промотора гена IL2 приводят к модификации его транскрипционной активности. Результаты исследования T. Watanabe и соавт. [34] продемонстрировали менее чем 3-кратное повышение уровня фитогемагглютинин индуцированной экспрес­сии мРНК IL2 у больных с бортезомиб-индуцирован­ной ПП. Тогда как у большинства больных без кли­нических симптомов данного осложнения уровень экспрессии мРНК IL2 после введения бортезомиба превышал более чем в 3 раза исходные значения. Та­ким образом, исследователи подтвердили гипотезу о том, что развитие ПП при лечении бортезомибом может быть связано с участием генов, регулирующих течение воспалительных процессов.

Экспрессия TLRs, как и рецепторов к цитокинам, обнаруживается и на неизмененных, и на опухоле­вых клетках. TLRs могут быть причастны к злокаче­ственной трансформации гемопоэтических клеток, прогрессии роста опухоли и к ее уклонению от им­мунного надзора [35]. В представленном исследова­нии найдено, что у гомозиготных носителей аллеля «дикого» типа гена TLR6 риск развития ПП на фоне применения бортезомиба был выше, чем в случаях вы­явления гаплотипов с мутантным аллелем (р = 0,006). Предполагается, что в данном случае аллель «дикого» типа выступал в качестве аллеля риска развития не­благоприятного осложнения лечения — ПП.

В результате поиска ассоциаций полиморфных за­мен в исследуемых генах с предполагаемым феноти­пическим эффектом были найдены гендерные особен­ности, затрагивающие гены TLR3 и TLR4 (Asp299Gln) у больных обоего пола, получивших терапию VCD без признаков ПП. Среди мужчин с ММ, в отличие от женщин, достоверно чаще встречались гомозигот­ные носители аллеля «дикого» типа гена TLR3 (р = 0,007) и мутантного аллеля гена TLR4 (Asp299Gln). TLR3 располагается в эндосомах клеток и может связываться с такими экзогенными патоген-ассоциированными паттернами, как двуспиральная РНК вирусов, а также с эндогенными веществами, образу­емыми в процессе повреждения тканей: двуспираль­ной и матричной РНК. Активация TLR3 индуциру­ет запуск NF-kB и продукцию интерферонов I типа. Установлено, что неизмененные и трансформиро­ванные клетки при ММ или вовсе не несут TLR3, или его экспрессия выявляется на очень низком уров­не, что, вероятно, может быть связано с особенностя­ми мутационного статуса гена, кодирующего данный рецептор [36]. Известно, что при ММ активация TLR4 способна усиливать пролиферацию и фор­мировать устойчивость опухолевых плазматических клеток к химиотерапии, а также увеличивать коли­чество регуляторных Т-клеток [37]. Таким образом, изучение особенностей формирования противоопу­холевого иммунитета играет важную роль в попыт­ках улучшить результаты лечения ММ.

В работе также установлено, что для женщин с ММ, получивших терапию VCD, характерными генетиче­скими маркерами риска развития ПП являлись: гомо­зиготное носительство аллеля «дикого» типа гена TLR6 (р = 0,01), мутантного аллеля гена IL2 (р = 0,01) и гаплотипы с мутантным аллелем гена IL10 в локусе -1082 (р = 0,04). Наряду с уже ранее описанными характеристи­ками полиморфного статуса генов IL2 и IL10, участие гена TLR6, вероятно, тесно ассоциировано с его ролью не только в установлении глубины ответа при лечении ММ, но и развитием осложнений этой терапии.

Возникновение ПП у больных ММ весьма трудно предупредить, поскольку на основании только кли­нических симптомов невозможно спрогнозировать, какие больные подвергаются более высокому риску развития данного осложнения. Попытки определить генетические факторы высокого риска развития ПП основаны на анализе ограниченного числа генов. Пло­хая прогностическая ценность таких классификаторов связана с отсутствием простых, широко признанных методов их обнаружения, которые могут использо­ваться при риск-адаптированной терапии больных. В настоящем исследовании использовали ассоциатив­ный подход для прогнозирования риска развития бор- тезомиб-индуцированной ПП с мутационным стату­сом ряда генов иммунного ответа с целью обнаружить ключевые из них.

Полученные результаты согласуются с гипотезой о том, что риск развития ПП на фоне лечения бортезомибом может быть опосредован мутациями в ге­нах, регулирующих механизмы развития иммунного ответа. Эти данные могут способствовать разработке будущих нейропротективных стратегий при терапии бортезомибом. Итоги цитогенетической/интерфаз­ной флуоресцентной in situ гибридизации уже ис­пользуются для принятия решений в аспекте выбора способа лечения ММ. Анализ профилей риска ток­сичности на основании оценки полиморфного ста­туса генов в перспективе будет включен в алгоритмы лечения. Идентификация рисков неблагоприятного воздействия бортезомиба приведет не только к более широкому применению нейропротективных препара­тов и с профилактической целью — противовоспали­тельных средств, но и позволит индивидуализировать схемы и дозы применения бортезомиба. Однако осто­рожно необходимо подходить к переносу результатов генетического определения риска токсичности в кли­ническую практику, так как снижение дозы препа­рата уменьшит эффективность лечения, что окажет влияние на выживаемость и качество жизни больных при прогрессии заболевания.

Список литературы

1. García-Sanz R., Corchete L.A., Alcoceba M., et al. GEM (Grupo Español de MM)/PETHEMA (Programa para el Estudio de la Terapéutica en Hemopatías Malignas) cooperative study group. Prediction of peripheral neuropathy in multiple myeloma patients receiving bortezomib and thalidomide: a genetic study based on a single nucleotide polymorphism array. Hematol. Oncol. 2016; 9: 1–6. DOI: 10.1002/hon.2337

2. Starobova H., Vetter I. Pathophysiology of chemotherapy-induced peripheral neuropathy. Front. Mol. Neurosci. 2017; 10: 174. DOI: 10.3389/ fnmol.2017.00174

3. Campo C., Da Silva Filho M.I., Weinhold N. , et al. Genetic susceptibility to bortezomib-induced peripheral neuroropathy: replication of the reported candidate susceptibility loci. Neurochem. Res. 2017; 42(3): 925–31. DOI: 10.1007/ s11064-016-2007-9

4. Adams J., Palombella V.J., Sausville E.A., et al. Proteasome inhibitors: a novel class of potent and effective antitumor agents. Cancer Res. 1999; 59(11): 2615–22.

5. Becker P.S. Genetic predisposition for chemotherapy-induced neuropathy in multiple myeloma. J. Clin. Oncol. 2011; 29(7): 783–6. DOI: 10.1200/ JCO.2010.33.4771

6. Boyette-Davis J.A., Walters E.T., Dougherty P.M. Mechanisms involved in the development of chemotherapy-induced neuropathy. Pain Manag. 2015; 5(4): 285–96. DOI: 10.2217/pmt.15.19

7. Magrangeas F., Kuiper R., Avet-Loiseau H., et al. A genome-wide association study identifies a novel locus for bortezomib-induced peripheral neuropathy in European patients with multiple myeloma. Clin. Cancer Res. 2016; 22(17): 4350–5. DOI: 10.1158/1078-0432.CCR-15-3163

8. Argyriou A.A., Cavaletti G., Bruna J., et al. Bortezomib-induced peripheral neurotoxicity: an update. Arch. Toxicol. 2014; 88(9): 1669–79. DOI: 10.1007/ s00204-014-1316-5

9. Meregalli C. An Overview of Bortezomib-Induced Neurotoxicity. Toxics. 2015; 3: 294–303. DOI: 10.3390/toxics3030294

10. Landowski T.H., Megli C.J., Nullmeyer K.D., et al. Mitochondrial-mediated disregulation of Ca2+ is a critical determinant of Velcade (PS-341/bortezomib) cytotoxicity in myeloma cell lines. Cancer Res. 2005; 65(9): 3828–36.

11. Ghelardini C., Menicacci C., Cerretani D., Bianchi E. Spinal administration of mGluR5 antagonist prevents the onset of bortezomib induced neuropathic pain in rat. Neuropharmacology. 2014; 86: 294–300. DOI: 10.1016/j.neuropharm.2014.08.004

12. Alé A., Bruna J., Calls A., et al. Inhibition of the neuronal NFκB pathway attenuates bortezomib-induced neuropathy in a mouse model. Neurotoxicology. 2016; 55: 58–64. DOI: 10.1016/j.neuro.2016.05.004

13. Bilińska M., Usnarska-Zubkiewicz L., Pokryszko-Dragan A. Bortezomibinduced painful neuropathy in patients with multiple myeloma. Contemp. Oncol. (Pozn). 2013; 17(5): 421–6. DOI: 10.5114/wo.2013.37214

14. Morawska M., Grzasko N., Kostyra M., et al. Therapy-related peripheral neuropathy in multiple myeloma patients. Hematol. Oncol. 2015; 33(4): 113–9. DOI: 10.1002/hon.2149

15. Назарова Е.Л., Шардаков В.И. Полиморфизм генов толл-подобных рецепторов при гемобластозах. Цитокины и воспаление. 2017; 16(4): 13–20.

16. Назарова Е.Л., Шардаков В.И. Роль полиморфизма генов сигнальных путей толл-подобных рецепторов в развитии гемобластозов. Ученые записки Санкт-Петербургского государственного медицинского университета имени академика И.П. Павлова. 2017; 24(3): 7–21.

17. Favis R., Sun Y., van de Velde H., et al. Genetic variation associated with bortezomib-induced peripheral neuropathy. Pharmacogenet. Genomics. 2011; 21(3): 121–9. DOI: 10.1097/FPC.0b013e3283436b45

18. Durie B.G.M., Salmon S.E. A clinical staging system for multiple myeloma: correlation of measured myeloma cell mass with presenting clinical features, response to treatment and survival. Cancer. 1975; 36(3): 842–54.

19. Mitra A.K., Harding T., Mukherjee U.K., et al. A gene expression signature distinguishes innate response and resistance to proteasome inhibitors in multiple myeloma. Blood Cancer J. 2017; 7(6): 581. DOI: 10.1038/bcj.2017.56

20. Corthals S.L., Kuiper R., Johnson D.C., et al. Genetic factors underlying the risk of bortezomib induced peripheral neuropathy in multiple myeloma patients. Haematologica. 2011; 96(11): 1728–32. DOI: 10.3324/haematol.2011.041434

21. Campo C., da Silva Filho M.I., Weinhold N., et al. Bortezomib-induced peripheral neuropathy: A genome-wide association study on multiple myeloma patients. Hematol. Oncol. 2017; 3: 1–6. DOI: 10.1002/hon.2391

22. Beutler A.S., Kulkarni A.A., Kanwar R., et al. Sequencing of Charcot — Marie — Tooth disease genes in a toxic polyneuropathy. Ann. Neurol. 2014; 76(5): 727–37. DOI: 10.1002/ana.24265

23. Weis J., Claeys K.G., Roos A., et al. Towards a functional pathology of hereditary neuropathies. Acta Neuropathol. 2017; 133(4): 493–515. DOI: 10.1007/ s00401-016-1645-y

24. Domingo-Domènech E., Benavente Y., González-Barca E., et al. Impact of interleukin-10 polymorphisms (-1082 and -3575) on the urvival of patients with lymphoid neoplasms. Haematologica. 2007; 92(11): 1475–81.

25. Mutlu P., Yalcin S., Elci P., et al. Association of -174G/C interleukin-6 gene polymorphism with the risk of chronic lymphocytic, chronic myelogenous and acute myelogenous leukemias in Turkish patients. J. BUON. 2014; 19(3): 787–91.

26. Moore E.E., Presnell S., Garrigues U., et al. Expression of IL-17B in neurons and evaluation of its possible role in the chromosome 5q-linked form of Charcot Marie-Tooth disease. Neuromuscul. Disord. 2002; 12(2): 141–50.

27. Howell W.M., Rose-Zerilli M.J. Cytokine gene polymorphisms, cancer susceptibility, and prognosis. J. Nutr. 2007; 137(1): 194–9.

28. Rudzianskiene M., Inciura A., Juozaityte E., et al. The role of single nucleotide polymorphism of IL-6 and IL-10 cytokine on pain severity and pain relief after radiotherapy in multiple myeloma patients with painful bone destructions. Genetika. 2014; 46(2): 455–69.

29. Назарова Е.Л., Демьянова В.Т., Шардаков В.И. и др. Ассоциации полиморфизма ряда генов врожденного иммунитета с риском развития множественной миеломы и хронического лимфолейкоза. Гематология и трансфузиология. 2016; 61(4): 183–9.

30. Zheng C., Huang D., Liu L., et al. Interleukin-10 gene promoter polymorphism in multiple myeloma. Int. J. Cancer. 2001; 95(3): 184–8.

31. Mazur G., Bogunia-Kubik K., Wróbel T., et al. IL-6 and IL-10 promoter gene polymorphisms do not associate with the susceptibility for multiple myeloma. Immunol. Lett. 2005; 96(2): 241–6.

32. Brown E.E., Lan Q., Zheng T., et al. Common variants in genes that mediate immunity and risk of multiple myeloma. Int. J. Cancer. 2007; 120: 2715–22. DOI: org/10.1002/ijc.22618

33. Чурносов М.И., Сиротина С.С., Тикунова Т.С. и др. Гены цитокинов и хронический лимфолейкоз. М.: РАМН; 2014: 132 с.

34. Watanabe T., Mitsuhashi M., Sagawa M., et al. Phytohemagglutinin-induced IL2 mRNA in whole blood can predict bortezomib-induced peripheral neuropathy for multiple myeloma patients. Blood Cancer J. 2013; 3: 150. DOI: 10.1038/ bcj.2013.47

35. Isaza-Correa J.M., Liang Z., van den Berg A., et al. Toll-like receptors in the pathogenesis of human B cell malignancies. J. Hematol. Oncol. 2014; 7: 57–67. DOI: 10.1186/s13045-014-0057-5

36. National Center for Biotechnology Information. Available at: http://www. ncbi.nlm.nih.gov/.

37. Ellyard J.I., Simson L., Parish C.R. Th2-mediated anti-tumour immunity: friend or foe? Tissue Antigens. 2007; 70(1): 1–11. DOI: 10.1111/j.1399- 0039.2007.00869.x


Об авторах

Е. Л. Назарова
ФГБУН «Кировский научно-исследовательский институт гематологии и переливания крови Федерального медико-биологического агентства»
Россия
Назарова Елена Львовна, кандидат медицинских наук, заведующая лабораторией клеточной и молекулярной иммунологии


Н. В. Минаева
ФГБУН «Кировский научно-исследовательский институт гематологии и переливания крови Федерального медико-биологического агентства»
Россия
Минаева Наталья Викторовна, кандидат медицинских наук, заместитель директора по лечебной работе


Е. Н. Зотина
ФГБУН «Кировский научно-исследовательский институт гематологии и переливания крови Федерального медико-биологического агентства»
Россия
Зотина Екатерина Николаевна, кандидат медицинских наук, руководитель научно-клинического отдела


И. А. Докшина
ФГБУН «Кировский научно-исследовательский институт гематологии и переливания крови Федерального медико-биологического агентства»
Россия
Докшина Ирина Анатольевна, кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник научно-клинического отдела


Э. Е. Сухорукова
ФГБУН «Кировский научно-исследовательский институт гематологии и переливания крови Федерального медико-биологического агентства»
Россия
Сухорукова Эмилия Евгеньевна, кандидат медицинских наук, научный сотрудник лаборатории клеточной и молекулярной иммунологии


В. И. Шардаков
ФГБУН «Кировский научно-исследовательский институт гематологии и переливания крови Федерального медико-биологического агентства»
Россия
Шардаков Виктор Иванович, доктор медицинских наук, профессор, ведущий научный сотрудник лаборатории клеточной и молекулярной иммунологии


Для цитирования:


Назарова Е.Л., Минаева Н.В., Зотина Е.Н., Докшина И.А., Сухорукова Э.Е., Шардаков В.И. МОЛЕКУЛЯРНЫЕ МАРКЕРЫ БОРТЕЗОМИБ-ИНДУЦИРОВАННОЙ ПОЛИНЕЙРОПАТИИ У БОЛЬНЫХ МНОЖЕСТВЕННОЙ МИЕЛОМОЙ. Гематология и трансфузиология. 2019;64(1):79-89. https://doi.org/10.35754/0234-5730-2019-64-1-79-89

For citation:


Nazarova E.L., Minaeva N.V., Zotina E.N., Dokshina I.A., Suhorukova E.E., Shardakov V.I. MOLECULAR FEATURES OF BORTEZOMIB-INDUCED NEUROPATHY IN PATIENTS WITH MULTIPLE MYELOMA. Russian journal of hematology and transfusiology. 2019;64(1):79-89. (In Russ.) https://doi.org/10.35754/0234-5730-2019-64-1-79-89

Просмотров: 180


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 0234-5730 (Print)
ISSN 2411-3042 (Online)