Preview

Гематология и трансфузиология

Расширенный поиск

ОБРАТИМЫЕ И НЕОБРАТИМЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ КОСТНО-СУСТАВНОЙ СИСТЕМЫ ПРИ БОЛЕЗНИ ГОШЕ I ТИПА

https://doi.org/10.35754/0234-5730-2019-64-1-49-59

Полный текст:

Аннотация

Введение. Болезнь Гоше (БГ) — это аутосомно-рецессивная лизосомная болезнь накопления, обусловленная дефицитом фермента глюкоцереброзидазы, который участвует в деградации гликосфинголипидов. Поражение костносуставной системы является одним из основных проявлений заболевания и наблюдается у 70–100 % больных. Редкость БГ, неспецифические и гетерогенные клинические проявления, а также сложная лучевая семиотика могут затруднять дифференциальную диагностику БГ с рядом других заболеваний.

Цель исследования: представить лучевую семиотику обратимых и необратимых изменений костно-суставной системы при БГ I типа и определить роль магнитно-резонансной томографии (МРТ) в диагностике и оценке степени тяжести поражения костно-суставной системы у больных БГ I типа.

Материалы и методы. Ретроспективно проанализированы данные рентгенограмм и МР-томограмм бедренных костей с захватом тазобедренных и коленных суставов 86 больных с диагнозом БГ I типа. Исследования были выполнены до начала специфической терапии. Оценивалось специфическое вовлечение костного мозга в патологический процесс. Определялись изменения костей и суставов, параартикулярных структур и мягких тканей.

Результаты. Показан спектр изменений костно-суставной системы у больных БГ I типа. Установлено, что при БГ поражение костей может носить обратимый и необратимый характер. МРТ является чувствительным методом диагностики обратимых изменений костной системы при БГ.

Заключение. Лучевая семиотика поражений костно-суставной системы у больных БГ типичная и вместе с тем крайне вариабельная. МРТ является «золотым стандартом» современной диагностики поражения костей при БГ.

Для цитирования:


Соловьева А.А., Яцык Г.А., Пономарев Р.В., Лукина К.А., Костина И.Э., Мамонов В.Е., Лукина Е.А. ОБРАТИМЫЕ И НЕОБРАТИМЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ КОСТНО-СУСТАВНОЙ СИСТЕМЫ ПРИ БОЛЕЗНИ ГОШЕ I ТИПА. Гематология и трансфузиология. 2019;64(1):49-59. https://doi.org/10.35754/0234-5730-2019-64-1-49-59

For citation:


Soloveva A.A., Yatsyk G.A., Ponomarev R.V., Lukina K.A., Kostina I.E., Mamonov V.E., Lukina E.A. REVERSIBLE AND IRREVERSIBLE RADIOLOGICAL SIGNS OF BONE INVOLVEMENT IN TYPE I GAUCHER DISEASE. Russian journal of hematology and transfusiology. 2019;64(1):49-59. (In Russ.) https://doi.org/10.35754/0234-5730-2019-64-1-49-59

Введение

Болезнь Гоше (БГ) — наиболее частая форма на­следственных ферментопатий, объединенных в груп­пу лизосомных болезней накопления. В основе забо­левания лежит наследственный дефицит активности кислой β-глюкозидазы (глюкоцереброзидазы, ГЦБ) — лизосомного фермента, участвующего в деградации продуктов клеточного метаболизма [1—3]. Заболе­вание встречается с частотой от 1:40 000 до 1:60 000 у представителей всех этнических групп; в популя­ции евреев-ашкенази частота заболевания достигает 1:450-1:1000 [4].

БГ впервые была описана в 1882 г. французским вра­чом Philippe C.E. Gaucher, который выделил патогномоничные для данного заболевания клетки — макрофаги, накапливающие липиды, позднее названные клетками Гоше. В 1901 г. БГ квалифицировали как лизосомную болезнь накопления с аутосомно-рецессивным типом наследования. В 1965 г. было установлено, что причиной заболевания является врожденный дефицит ГЦБ — лизосомного фермента, участвующего в расщеплении гликосфинголипидов мембран разрушающихся клеток, в частности глюкоцереброзида [3, 4].

БГ наследуется по аутосомно-рецессивному меха­низму. Присутствие двух мутантных аллелей гена ГЦБ ассоциировано со снижением (или отсутствием) каталитической активности ГЦБ, что приводит к на­коплению в цитоплазме клеток неутилизированных липидов [3].

ГЦБ содержится во всех клетках организма, одна­ко дефицит этого фермента имеет наибольшее значе­ние для антигенперерабатывающих макрофагов, по­скольку важная функция этих клеток-«мусорщиков» состоит в деградации клеток крови (лейкоцитов, эрит­роцитов), закончивших свой жизненный цикл. Отсут­ствие ГЦБ или низкая активность фермента приводят к накоплению в лизосомах макрофагов неутилизированных липидов и образованию характерных клеток накопления (клеток Гоше) [3—5].

Накопление в цитоплазме макрофагов нерасщепленных продуктов метаболизма сопровождается продукцией этими клетками провоспалительных цитокинов, аутокринной стимуляцией моноцитопоэза (продукция моноцитов — клеток-предшественников макрофагов — в костном мозге) и увеличением абсо­лютного количества макрофагов в местах их «физио­логического дома» (селезенка, печень, костный мозг, легкие), что проявляется гепато- и спленомегалией, инфильтрацией макрофагами костного мозга, легких и других органов [5, 6].

Патогенез многообразных клинических проявлений БГ прежде связывали с накоплением в органах и тка­нях перегруженных липидами макрофагов, механи­ческим замещением и нарушением нормальной струк­туры тканей клетками Гоше. Согласно современной концепции, в основе заболевания лежит не столько ме­ханическое накопление «переполненных продуктами деградации» макрофагов в органах и тканях, сколько активация и расстройства многочисленных функций этих клеток, в том числе нарушение регуляции крове­творения и метаболизма костной ткани, что, предполо­жительно, лежит в основе цитопенического синдрома и поражения костной системы [5].

БГ I типа — наиболее частый клинический вариант заболевания, встречается как у детей, так и взрослых. Средний возраст больных ко времени манифестации заболевания варьирует от 30 до 40 лет. Трудности при раннем выявлении заболевания обусловлены ва­риабельностью клинических проявлений на ранних стадиях болезни, а также их малой специфичностью [7]. Основные симптомы БГ включают спленомегалию, гепатомегалию, цитопению, поражение костно­суставной системы. Поражение костной системы при БГ I типа встречается в 70—100 % случаев. Пре­имущественно поражаются длинные трубчатые кости и позвоночник. При этом отмечается исключительная гетерогенность характера и степени выраженности изменений костно-суставной системы, причина ко­торой до настоящего времени остается неясной [7, 8].

Помимо этого, трудности вызывает как первичная, так и дифференциальная диагностика БГ с рядом других гематологических, онкологических и соматических заболеваний. Связано это с неспецифическими кли­ническими проявлениями и сходной лучевой семио­тикой этих заболеваний [9].

Основой современной диагностики БГ является био­химический анализ активности ГЦБ в лейкоцитах крови. Диагноз подтверждают лабораторно при сниже - нии активности фермента менее 30 % от нормального значения [10]. Степень снижения активности фермен­та не коррелирует с тяжестью клинических проявле­ний и течения заболевания [3]. Современное лечение БГ заключается в назначении пожизненной замести­тельной ферментной терапии (ЗФТ) рекомбинантной ГЦБ [5, 10]. Таким образом, очевидна необходимость полноценного клинико-лабораторного обследования таких больных, а также использование комплекса ме­тодов лучевой диагностики для оценки степени тяже­сти поражения костно-суставной системы [11].

Цель работы — представить лучевую семиотику обратимых и необратимых изменений костно-сустав­ной системы при БГ I типа и определить роль маг­нитно-резонансной томографии (МРТ) в диагностике и оценке степени тяжести поражения костно-сустав­ной системы у больных БГ I типа.

Материалы и методы

Проведен анализ данных лучевых исследований, выполненных у больных БГ I типа, которые находи­лись на лечении в отделении орфанных заболеваний ФГБУ НМИЦ гематологии МЗ РФ с 2010 по 2018 г. В исследование включены 86 больных, из них 39 муж­чин и 47 женщин в возрасте от 25 до 84 лет (медиана возраста — 37 лет). У всех больных диагноз был под­твержден ферментной диагностикой. Обследование больных в ФГБУ НМИЦ гематологии МЗ РФ прово­дилось до начала специфической терапии.

Комплексное лучевое обследование больных с лабо­раторно подтвержденной БГ I типа начинали с про­ведения классической рентгенографии. Выполняли рентгенографию бедренных костей с захватом тазобед­ренных и коленных суставов в прямой проекции. Ис­следования проводились на рентгенодиагностических системах Prestige SI и Proteus XR/a фирмы General Electric. Вторым этапом выполняли МРТ бедренных костей с захватом тазобедренных и коленных суставов согласно разработанному и введенному в практику протоколу: плоскость сканирования — корональная; толщина сканируемого слоя — 4 мм; импульсные по­следовательности: ^SE, Т2SE, STIR. Исследования проводились на двух магнитно-резонансных томо­графах: Signa Profile фирмы General Electric (США) с индукцией магнитного поля 0,23 Т с использова­нием катушек Body Flex Coil (M и L), Ingenia фир­мы Philips (Нидерланды) с индукцией магнитного поля 1,5 Т с использованием катушек dStream Anterior, dStream Posterior.

Рисунок 1. Рентгенограмма бедренных костей в прямой проекции. Булавовидная деформация дистальных метадиафизов бедренных костей с расширением костно­мозговых каналов по типу колб Эрленмейера

Figure 1. Plain radiograph of femurs in direct projection. Erlenmeyer flask deformity of femurs

Результаты

Рентгенография

Классическую рентгенографию использовали для первичной оценки структурных изменений ко­стей, что позволило установить грубые патологические изменения костно-суставной системы при БГ, преиму­щественно необратимого характера:

  • деформацию костей по типу колб Эрленмейера;
  • неоднородность костной структуры;
  • асептические некрозы головок бедренных костей;
  • патологические переломы.
  1. Деформация костей по типу колб Эрленмейера

Представляет собой заметное расширение кост­номозгового канала дистальных отделов бедренных и проксимальных отделов большеберцовых костей с истончением коркового слоя изнутри вследствие на­рушения ремоделирования костной ткани (рис. 1). Де­формация костей по типу колб Эрленмейера выявлена у 97 % больных.

Рисунок 2. Рентгенограммы бедренных костей в прямых проекциях. Костная струк­тура дистальных отделов бедренных костей очагово разрежена с чередованием склеротического компонента. Деформирована по крупноячеистому (а) и пятнисто- поротическому типам (б)

Figure 2. Plain radiographs of femurs in direct projections. Bone structure of distal femurs discharged by foci with alternation of the sclerotic component. Deformed by coarse (a) and spotty-porotic types (б)

Рисунок 3. Рентгенограмма тазобедренных суставов в прямой проекции. Асепти­ческий некроз головки правой бедренной кости в стадии исхода. Вторичный остео­артроз правого тазобедренного сустава

Figure 3. Plain radiograph of hips in direct projection. Osteonecrosis of right femoral head. Secondary osteoarthrosis of right hip joint

  1. Неоднородность костной структуры

Структура костей при БГ различной степени выраженности была разрежена за счет проявления остео- пении и общего остеопороза. Внутренние контуры кортикального слоя становились слегка смазанными, наружные оставались гладкими. Главным образом в губчатых концах длинных костей выявлялись небольшие очаговые округлые и овальные ограни­ченные просветления, окруженные реактивными уплотнениями — склеротическими участками, в ре­зультате чего кость приобретала широкопетлистую или пятнисто-поротическую структуру. Иногда дан­ные очаги остеолизиса сливались в более крупные дефекты, отделенные друг от друга перекладинами, косо и поперечно пересекающими кость, и рисунок становился крупноячеистым (рис. 2). Вышеописан­ные изменения встречались у 57 % обследованных больных.

  1. Асептические некрозы головок бедренных костей

Часто структурные изменения определялись в го­ловке и шейке бедренной кости (табл. 1). В тяжелых случаях деструктивные явления были настолько резко выражены, что головка разрушилась, что было выяв­лено в 26 % случаев. В результате отмечалась ее гри­бовидная деформация с укорочением шейки бедрен­ной кости, что сопровождалось развитием вторичного остеоартроза тазобедренного сустава (рис. 3).

  1. Патологические переломы

Вследствие истончения кортикального слоя больших трубчатых костей течение БГ в 8 % случаев осложня­лось патологическими переломами, которым чаще всего подвергались проксимальные отделы бедренных костей (рис. 4).

Рисунок 4. Рентгенограмма проксимального отдела правой бедренной кости в прямой проекции. Патологический подвертельный перелом бедренной кости с поперечным смещением и частичным вклинением отломков

Figure 4. Plain radiograph of proximal right femur in direct projection. Pathological sub­trochanteric fracture of the femur with a transverse displacement and partial penetrations of fragments

Рисунок 5. МРТ бедренных костей в корональной проекции (Т1-ВИ режим). Выра­женная инфильтрация костного мозга бедренных костей и костей таза. Гомогенный тип. Распространенность — 4 области

Figure 5. MRI of femurs in coronal projection (Ti-WI). Expressed bone marrow infiltra­tion of femurs and pelvic bones. Homogenous type. Prevalence — 4 areas

В таблице 1 представлена частота встречаемости необратимых изменений костно-суставной системы у 86 обследованных больных БГ.

Магнитно-резонансная томография

МРТ позволяет оценить состояние костного мозга у взрослых больных БГ, а также выявить:

  • инфильтрацию костного мозга клетками Гоше;
  • трабекулярный отек, медуллярный и кортико-ме- дуллярный остеонекроз как проявления ишемии костного мозга;
  • остеосклероз;
  • остеолизис.

Таблица 1. Изменения костей (по данным рентгенографии, n = 86)

Table 1. Bone changes (according to X-ray, n = 86)

Вид изменений

Type of changes

Количество больных (%)

Number of patients (%)

1

Деформация по типу колб Эрленмейера

Erlenmeyer flask deformity

83 (97)

2

Неоднородность костной структуры

Heterogeneity of bone structure

49 (57)

3

Асептический некроз головок бедренных костей

Osteonecrosis of femoral heads

22 (26)

4

Патологические переломы

Pathological fracture

7 (8)

  1. Инфильтрация костного мозга клетками Гоше Специфическая инфильтрация костного мозга клет­ками Гоше носила как очаговый, так и диффузный характер и на МРТ проявлялась изменением интен­сивности сигнала с повышенного на гипоинтенсивный в Т1- и Т2-взвешенных изображениях (ВИ) (рис. 5). Встречалась у 95 % нелеченых больных, включенных в исследование. Степень распространенности, выра­женности и характер инфильтрации костного мозга значительно варьировали.

МРТ позволила провести динамический контроль за состоянием костного мозга у больных старше 25 лет. На фоне проводимой ЗФТ структура вещества костно - го мозга восстанавливалась, происходило увеличение процентного содержания жира, что подтверждается повышением интенсивности МР-сигнала от костного мозга (рис. 6).

  1. Трабекулярный отек, медуллярный и кортико-медул- лярный остеонекроз как проявления ишемии костного мозга

На МРТ участки трабекулярного отека костного мозга (обратимая фаза ишемии) визуализировались в 27 % случаев, характеризовались промежуточной интенсивностью сигнала в Т1-ВИ и гиперинтенсив- ным сигналом в Т2-ВИ, последовательностях Stir (рис. 7).

Необратимые ишемические изменения костного мозга у больных определялись в эпифизах (асеп­тический или кортико-медуллярный остеонекроз), а также в метафизах и диафизах костей (медулляр­ный остеонекроз). МР-признаки остеонекроза ва­рьировали в зависимости от стадии патологического процесса и встречались у 55 % больных. Для необра­тимой фазы специфична картина поражения, к кото рой были отнесены хорошо видимые в Т1- и в Т2-ВИ гипоинтенсивные линии, своей конфигурацией на­поминающие географическую карту. Чаще всего при БГ поражались головки бедренных костей, ди­стальные отделы бедренных и проксимальные отде­лы большеберцовых костей (рис. 8, 9). Кортико-медуллярный остеонекроз выявлен у 28 % больных, медуллярный — у 53 %.

Рисунок 6. МРТ бедренных костей в корональной проекции (а, б: Т1-ВИ режим). Инфильтрация костного мозга клетками Гоше до лечения (а) и полный ее регресс через 5 лет терапии (б)

Figure 6. MRI of femurs in coronal projection (a, б: TT-WIj. Bone marrow infiltration by Gauche cells before treatment (aj and it's complete regression after 5 years of treatment (б)

Рисунок 7. МРТ тазобедренных суставов в корональной проекции (режим Stir). Отек костного мозга головки и шейки правой бедренной кости

Figure 7. MRI of hip joints in coronal projection (Stirj. Bone marrow edema of head and neck right femur

Выпот в полость сустава обычно отмечался в случа­ях, когда некрозу подвергались эпифизы костей, об­разующих сустав. При этом кортикальный слой, по­крывающий некротический участок костного мозга, истончался с развитием вдавленного субхондрального перелома. В дальнейшем происходило полное отделе­ние секвестра от эпифиза кости линией высокой ин­тенсивности на Т2-ВИ и низкой на Т1-ВИ, что соот­ветствовало стадии фрагментации (рис. 10). Стадия исхода кортико-медуллярного остеонекроза характе­ризовалась преобладанием деформирующих измене­ний с формированием вторичного остеоартроза и была выявлена у 26 % больных (рис. 11).

Рисунок 8. МРТ тазобедренных суставов в корональной (а: Т1-ВИ режим) и аксиальной (б: Т2-ВИ режим) проекциях. Кортико-медуллярный остеонекроз в головке правой бедренной кости. Секвестрация некротического участка

Figure 8. MRI of hip joints in coronal (a: ТТ-WI) and transversal (б: T2-WI) projections. Cortico-medullary osteonecrosis in right femoral head. Sequestration of necrotic area

Рисунок 9. МРТ бедренных костей в корональной проекции (режим Т2-ВИ). Ме­дуллярный остеонекроз в диафизах бедренных костей

Figure 9. MRI of femurs in coronal projection (T2-WI). Medullary osteonecrosis in diaphysis of femurs

Рисунок 10. МРТ правого тазобедренного сустава в корональной проекции (режим Stir). Субхондрально расположенный некротический фрагмент в головке бедренной кости

Figure 10. MRI of right hip joint in coronal projection (Stir). Subchondral necrotic frag­ment located in femoral head

Рисунок 11. МРТ тазобедренных суставов в корональной проекции (Т2-ВИ режим). Асептический некроз головки правой бедренной кости в стадии исхода; вторичный остеоартроз правого тазобедренного сустава

Figure 11. MRI of hip joints in coronal projection (T2-WI). Osteonecrosis of right femo­ral head. Secondary osteoarthrosis of right hip joint

  1. Остеосклероз

В 12 % случаев распространенный остеонекроз при­водил к формированию постинфарктного остеоскле­роза костного мозга, который на МР-томограммах ви­зуализировался в виде гипоинтенсивных зон во всех импульсных последовательностях (рис. 12).

  1. Остеолизис

Истончение костной ткани при БГ приводило к деструкции кости и сопровождалось формировани­ем участков остеолизиса, которые по лучевым призна­кам были похожи на солитарные костные кисты. У 7 % больных на МР-томограммах визуализировались участки овальной вытянутой формы, которые были четко отграничены от окружающей костной ткани низкоинтенсивной полоской эндостальной оссифика- ции. Структура полостей была однородной или яче­исто-трабекулярной с наличием содержимого жид­костного или геморрагического характера (рис. 13).

Описанные структурные изменения костей встре­чались как изолированно, так и в различных соче­таниях. В соответствии с анализом МР-томограмм обследованных по специализированному формализо­ванному протоколу больных были получены следую­щие данные.

Рисунок 12. МРТ бедренных костей в корональной проекции (Т1-ВИ режим). Участки постинфарктного остеосклероза в диафизах и дистальных метафизах бед­ренных костей

Figure 12. MRI of femurs in coronal projection (T2-WI). Areas of postinfarction osteo­sclerosis in diaphysis and distal metaphysis of femurs

Рисунок 13. МРТ бедренных костей в корональной проекции (Т2-ВИ режим). Мас­сивный участок остеолизиса в дистальном метадиафизе левой бедренной кости

Figure 13. MRI of femurs in coronal projection (T2-WI). Huge area of osteolysis in distal metadiaphysis of left femur

Таблица 2. Обратимые изменения (по данным МРТ, n = 86)

Table 2. Reversible changes (according to MRI, n = 86)

Вид изменений

Type of changes

Количество больных (%)

Number of patients (%)

1

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Инфильтрация костного мозга

Bone marrow infiltration

82 (95)

Тип

Type

гомогенная

homogeneous

71 (82)

гетерогенная

heterogeneous

11 (13)

выраженная

expressed

25 (29)

Степень выраженности

Severity

 

умеренно выраженная

moderately expressed

43 (50)

слабовыраженная

weakly expressed

14 (16)

 

Распространен­ность (моди­фицированная шкала Дюссельдорфа)

Prevalence (modified DOsseldorf score)

 

1 область

I area

1 (1)

2 области

2 areas

4 (5)

3 области

3 areas

0

4 области

4 areas

39 (45)

5 областей

5 areas

1 (1)

6 областей

6 areas

37 (43)

2

Трабекулярный отек костного мозга

Trabecular bone marrow edema

23 (27)

  1. Обратимые изменения костно-суставной систе­мы выявили у 82 (95 %) больных (табл. 2). Сочетание инфильтрации костного мозга с трабекулярным оте­ком обнаружили у 27 % больных.
  1. Необратимые изменения костно-суставной систе­мы имели место у 83 (97 %) больных (табл. 3). Сочета­ние различных видов необратимых изменений обнару­жили у 49 (57 %) больных. Наиболее часто встречались следующие сочетания:

а) деформация по типу колб Эрленмейера + медулляр­ный остеонекроз — 46 (53 %) больных;

б) деформация по типу колб Эрленмейера + кортико­медуллярный остеонекроз + вторичный остеоартроз — 22 (26 %) больных;

в) деформация по типу колб Эрленмейера + медул- лярный/кортико-медуллярный остеонекроз + остео­склероз — 10 (12 %) больных.

По данным анализа МР-томограмм у 3 из 86 больных патологические изменения костно-суставной системы отсутствовали. Остальные больные (п = 83) были раз­делены на 4 группы в зависимости от степени тяжести поражения костно-суставной системы:

  • легкое поражение костей — 34 (40 %) больных;
  • умеренно тяжелое — 26 (30 %) больных;
  • тяжелое поражение костей — 21 (24 %) больной;
  • сверхтяжелое поражение костей — 2 (2 %) боль­ных.

Обсуждение

Анализ накопленных данных показал многообра­зие лучевой семиотики поражения костной системы при БГ I типа. Поражение костно-суставной системы является типичным проявлением БГ и варьирует от бессимптомной инфильтрации костного моз­га, остеопении до тяжелейшего остеопороза с па­тологическими переломами и асептическими не­крозами костей, ведущими к развитию вторичных остеоартрозов и, как следствие, необратимых ор­топедических дефектов [12]. Возможно развитие тяжелых сопутствующих заболеваний (например, костно-суставной туберкулез) [13], жизненно опас­ных осложнений в виде тотальной деструкции костной ткани с множественными патологически­ми переломами [14]. По данным Международно­го регистра БГ [7], включающего 2004 больных из 39 стран, наиболее частыми симптомами вовле­чения костной системы были деформация костей по типу колб Эрленмейра (61 %), инфильтрация костного мозга (59 %) и остеопения (50 %). Несколь­ко реже встречались медуллярные (35 %) и кортико-медуллярные (34 %) остеонекрозы, патологиче­ские переломы (26 %).

Таблица 3. Необратимые изменения (по данным МРТ, n = 86)

Table 3. Irreversible changes (according to MRI, n = 86)

Вид изменений

Type of changes

Количество больных (%)

Number of patients (%)

1

Деформация по типу колб Эрленмейера

Erlenmeyer flask deformity

83 (97)

 

Остеонекроз

Osteonecrosis

47 (55)

2

медуллярный

medullary

46 (53)

кортико-медуллярный

cortico-medullary

23 (28)

3

Вторичный остеоартроз

Secondary osteoarthrosis

22 (26)

4

Остеосклероз

Osteosclerosis

10 (12)

5

Остеолизис

Osteolysis

6 (7)

6

Патологический перелом

Pathological fracture

7 (8)

Основная роль в оценке тяжести поражения костно­суставной системы при БГ принадлежит лучевым методам диагностики. По характеру поражения ко­стей в настоящей работе были выделены обратимые и необратимые изменения. К обратимым изменени­ям отнесли инфильтрацию костного мозга клетками Гоше, которая может ассоциироваться с развитием остеопении и остеопороза, а также отеком костного мозга. К необратимым: остеонекрозы, очаги остео­лизиса, остеосклероз, патологические переломы и деформации костей, вторичную артропатию. Де­формация костей по типу колб Эрленмейера носит необратимый характер, но не имеет клинического и прогностического значения [3], поэтому не рассматривалась как критерий тяжести поражения костно­суставной системы при БГ.

Для характеристики степени тяжести поражения костно-суставной системы при БГ мы разработали следующие критерии [15].

  1. Легкое поражение костей:
  • инфильтрация и/или отек костного мозга бедренных костей.
  1. Умеренно тяжелое:
  • инфильтрация и/или отек костного мозга бедренных костей;
  • участки медуллярного остеонекроза бедренных костей.
  1. Тяжелое поражение костей:
  • инфильтрация и/или отек костного мозга бедренных костей;
  • участки медуллярного остеонекроза бедренных костей;
  • участки кортико-медуллярного остеонекроза бед­ренных костей с развитием вторичного остеоартроза;
  • остеосклероз;
  • остеолизис;
  • единичные патологические переломы.
  1. Сверхтяжелое поражение костей:
  • инфильтрация и/или отек костного мозга бедренных костей;
  • участки медуллярного остеонекроза бедренных костей;
  • участки кортико-медуллярного остеонекроза бед­ренных костей с развитием вторичного остеоартроза;
  • остеосклероз;
  • остеолизис;
  • множественные патологические переломы. Приведенные выше критерии показывают, что сте­пень тяжести поражения костно-суставной системы определяется преимущественно наличием необрати­мых изменений, которые, в свою очередь, определяют тяжесть течения БГ I типа и качество жизни больных.

Таким образом, лучевая семиотика поражений костно-суставной системы у больных БГ достаточно типичная и вместе с тем крайне вариабельная, что обу­словлено разнообразием проявлений от легких, обра­тимых, до крайне тяжелых, необратимых изменений. МРТ является «золотым стандартом» современной диагностики поражения костей при БГ, так как позво­ляет объективно оценивать вовлечение костного мозга и степень тяжести поражения костно-суставной систе­мы у больных БГ. Продемонстрирована высокая чув­ствительность данного метода в выявлении обратимых изменений костной системы, которые невозможно ви­зуализировать с помощью классической рентгено­графии. Ранняя диагностика и своевременно начатая терапия позволяют предотвратить развитие необрати­мых ортопедических дефектов, определяющих каче­ство жизни больных БГ I типа.

Список литературы

1. Краснопольская К.Д. Наследственные болезни обмена веществ. М.: Медицина; 2005.

2. Воробьев А.И., редактор. Руководство по гематологии. М.: Ньюдиамед; 2003. 3. Grabowski GA. Recent clinical progress in Gaucher disease. Current opinion in pediatrics. 2005; 17(4): 519–24.

3. Futerman A.H., Zimran A. Gaucher Disease. Taylor and Francis Group, LLC; 2007.

4. Лукина Е.А. Болезнь Гоше. М.: Литтерра; 2011.

5. Zimran A., Kay A., Gelbart T., et al. Gaucher disease. Clinical, laboratory, radiologic, and genetic features of 53 patients. Medicine (Baltimore). 1992; 71(6): 337–53.

6. Wenstrup R.J., Roca-Espiau M., Weinreb N.J., Bembi B. Skeletal aspects of Gausher disease: a review. Brit. J. Radiology. 2002; 75(1): 2–12. DOI: 10.1259/ bjr.75.suppl_1.750002

7. Blass-Jaimes P. Bone manifestations of Gaucher’s disease in Mexican patients: a review. Acta ortopédica Mexicana. 2010; 24(5): 349–56.

8. Grabowski G.A. Phenotype, diagnosis, and treatment of Gaucher’s disease. Lancet. 2008; 372(9645): 1263–71.

9. Lukina E., Watman N., Arreguin E.A., et al. Improvement in hematological, visceral, and skeletal manifestations of Gaucher disease type 1 with oral eliglustat tartrate (Genz-112638) treatment: 2 year results of a phase 2 study. Blood. 2010; 116(20): 4095–8.

10. Лукина Е.А., Сысоева Е.П., Яцык Г.А. и др. Клинические рекомендации по диагностике и лечению болезни Гоше. 2014; 13–4.

11. Maas M., Poll L.W., Terk M.R. Imaging and quantifying skeletal involvement in Gaucher disease. Br J Radiol. 2002; 75: 13–24. DOI: 10.1259/bjr.75.suppl_1.750013

12. Лукина Е.А., Мамонов В.Е., Лукина К.А. и др. Туберкулезный сакроилеит у пациента с болезнью Гоше. Терапевтический архив. 2013; 7: 87–9.

13. Pastores G.M., Patel M.J., Firooznia H. Bone and joint complications related to Gaucher disease. Curr Rheumatol Rep. 2000; 2: 175–80.

14. Lukina K., Yatsyk G., Mamonov V., et al. Radiological assessment of the severity of bone involvement in patients with Gaucher disease. Poster of Congress ECR. 2014. DOI: 10.1594/ecr2014/C-2383


Об авторах

А. А. Соловьева
ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр гематологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия

Соловьева Анастасия Александровна, аспирант, врач-рентгенолог отделения магнитно-резонансной томографии и ультразвуковой диагностики 

тел.: +7 (915)-488-94-18



Г. А. Яцык
ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр гематологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия
Яцык Галина Александровна, кандидат медицинских наук, заведующая отделением магнитно-резонансной томографии и ультразвуковой диагностики


Р. В. Пономарев
ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр гематологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия
Пономарев Родион Викторович, аспирант, врач-гематолог отделения орфанных заболеваний


К. А. Лукина
ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр гематологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия
Лукина Кира Анатольевна, кандидат медицинских наук, врач-гематолог отделения орфанных заболеваний


И. Э. Костина
ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр гематологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия
Костина Ирина Эдуардовна, кандидат медицинских наук, заведующая отделением рентгенологии и компьютерной томографии


В. Е. Мамонов
ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр гематологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия
Мамонов Василий Евгеньевич, кандидат медицинских наук, заведующий отделением ортопедии


Е. А. Лукина
ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр гематологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия
Лукина Елена Алексеевна, профессор, доктор медицинских наук, заведующая отделением орфанных заболеваний


Для цитирования:


Соловьева А.А., Яцык Г.А., Пономарев Р.В., Лукина К.А., Костина И.Э., Мамонов В.Е., Лукина Е.А. ОБРАТИМЫЕ И НЕОБРАТИМЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ КОСТНО-СУСТАВНОЙ СИСТЕМЫ ПРИ БОЛЕЗНИ ГОШЕ I ТИПА. Гематология и трансфузиология. 2019;64(1):49-59. https://doi.org/10.35754/0234-5730-2019-64-1-49-59

For citation:


Soloveva A.A., Yatsyk G.A., Ponomarev R.V., Lukina K.A., Kostina I.E., Mamonov V.E., Lukina E.A. REVERSIBLE AND IRREVERSIBLE RADIOLOGICAL SIGNS OF BONE INVOLVEMENT IN TYPE I GAUCHER DISEASE. Russian journal of hematology and transfusiology. 2019;64(1):49-59. (In Russ.) https://doi.org/10.35754/0234-5730-2019-64-1-49-59

Просмотров: 2387


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 0234-5730 (Print)
ISSN 2411-3042 (Online)