Preview

Гематология и трансфузиология

Расширенный поиск

Клиническое использование криосупернатантной плазмы

https://doi.org/10.35754/0234-5730-2020-65-3-351-359

Полный текст:

Аннотация

Введение. Криосупернатантная плазма (КСП)  — это компонент донорской крови человека, приготовленный из плазмы путем удаления из нее криопреципитата.

Цель рекомендаций: предоставить сведения о производстве, составе, методах заготовки, хранения, транспортировки и клинического использования КСП.

Основные сведения. В  КСП по  сравнению со  свежезамороженной плазмой и  криопреципитатом значительно снижены концентрации факторов  VIII, XII, Виллебранда, фибриногена, в  ней отсутствуют мультимеры фактора Виллебранда. Концентрации фактора V, антитромбина III, альбуминов и иммуноглобулинов, ADAMTS 13 такие же, как в свежезамороженной плазме. КСП может быть использована для восполнения острой массивной кровопотери у  больных с  наличием ингибитора фактора  VIII, для проведения плазмообмена у  больных тромботической тромбоцитопенической пурпурой. Доза КСП у детей должна быть 10–15 мл/кг массы тела ребенка.

Для цитирования:


Галстян Г.М., Гапонова Т.В., Шерстнев Ф.С., Купряшов А.А., Оловникова Н.И., Зозуля Н.И., Троицкая В.В., Мазурок В.А., Певцов Д.Э., Салимов Э.Л., Трахтман П.Е., Савченко В.Г. Клиническое использование криосупернатантной плазмы. Гематология и трансфузиология. 2020;65(3):351-359. https://doi.org/10.35754/0234-5730-2020-65-3-351-359

For citation:


Galstyan G.M., Gaponova T.V., Sherstnev F.S., Kupryashov A.A., Olovnikova N.I., Zozulya N.I., Troitskaya V.V., Mazurok V.A., Pevtcov D.E., Salimov E.L., Trakhtman P.E., Savchenko V.G. Clinical guidelines for cryosupernatant transfusions. Russian journal of hematology and transfusiology. 2020;65(3):351-359. (In Russ.) https://doi.org/10.35754/0234-5730-2020-65-3-351-359

Методология разработки клинических рекомендаций

Методы, использованные для сбора/отбора доказательств:

  • поиск публикаций в специализированных перио­дических печатных изданиях с импакт-фактором бо­лее 0,3;
  • поиск публикаций в электронных базах данных EMBASE, PUBMEDи MEDLINE, публикаций, во­шедших в Кокрановскую библиотеку, с использова­нием ключевых слов «криопреципитат», «КСП», «ис­следования», «рандомизированные», «рекомендации», а также на опыте участников.

Методы, использованные для анализа доказательств:

  • обзоры опубликованных метаанализов;
  • систематические обзоры с таблицами доказа­тельств.

Методы, использованные для определения качества и силы доказательств:

  • консенсус экспертов;
  • оценка значимости доказательств в соответствии с рейтинговой схемой доказательств (табл. 1).

 

Таблица 1. Классификация уровней доказательности и надежности рекомендаций

Table 1. Classification of the levels of the validity and reliability of recommendations

Качество научных доказательств: градация по уровням

Validity of scientific evidence: Levels

Ia

Доказательства, полученные из систематических обзоров (метаанализов) рандомизированных контролируемых исследований

Evidence obtained from systematic reviews (meta-analyses) of randomized controlled trials

Ib

Доказательства, полученные из рандомизированных контролируемых исследований

Evidence obtained from randomized controlled trials

IIa

Доказательства, полученные из контролируемых исследований с хорошим дизайном без рандомизации

Evidence obtained from well-designed controlled trials without randomization

IIb

Доказательства, полученные из полуэкспериментальных исследований с хорошим дизайном (перспективные или ретроспективные когортные исследования «случай-контроль»)

Evidence obtained from well-designed semi-experimental studies (prospective or retrospective case-control cohort studies)

III

Доказательства, полученные из неэкспериментальных описательных исследований с хорошим дизайном (сравнительные исследования, корреляционные исследования, описания случаев)

Evidence obtained from well-designed, non-experimental descriptive studies (comparative studies, correlation studies, case descriptions)

IV

Доказательства, полученные из сообщений экспертных комитетов или мнений и/или клинического опыта авторитетных специалистов

Evidence obtained from expert committee reports or opinions and / or expert clinical experience

Степени надежности клинических рекомендаций: градация по категориям

Reliability of clinical recommendations: Categories

А

Рекомендации основываются на качественных и надежных научных доказательствах

Recommendations based on high-quality and reliable scientific evidence

В

Рекомендации основываются на ограниченных или слабых научных доказательствах

Recommendations based on limited or weak scientific evidence

С

Рекомендации основываются главным образом на согласованном мнении экспертов, клиническом опыте

Recommendations based mainly on consensus expert opinion or clinical experience

Общая характеристика криосупернатантной плазмы

Криосупернатантная плазма (КСП) — это компо­нент донорской крови человека крови, приготовлен­ный из свежезамороженной плазмы (СЗП) удале­нием криопреципитата. В КСП по сравнению с СЗП и криопреципитатом значительно уменьшены кон­центрации фактора VIII (соответственно 0,20 про­тив 1,14 и 12,7 ед/л), фибриногена (1,98 против 2,96 и 8,2 г/л), фактора Виллебранда (0,16 ед/л против 1,27 и 8,35 ед/л). По сравнению с СЗП в КСП сниже­на активность фактора XII (1,31 ед/л против 1,0 ед/л), отсутствуют мультимеры фактора Виллебранда, та­кие же концентрации фактора V (соответственно 0,99 и 0,97 ед/л) и антитромбина III (1,06 ед/л против 1,07 ед/л), альбуминов и иммуноглобулинов [1].

Концентрация ADAMTS 13 в КСП близка к таковой в СЗП, хотя и несколько снижена и может достигать 10—20 % [1][2][3]. КСП не должна содержать клинически значимых нерегулярных антител [4][5].

Методы получения

КСП получают после отделения криопреципита­та из СЗП. Для этого контейнер с СЗП, соединен­ный с другим контейнером (контейнерами) и/или первичным гемоконтейнером для крови, длительно размораживают в течение 8—10 часов при температуре от +2 до +6 °С либо размораживают с использованием технологии быстрого оттаивания. После оттаивания систему контейнеров повторно центрифугируют с си­лой ускорения 3000 g при температуре от +2 до +6 °С в течение 10 минут (режим и время центрифугиро­вания могут меняться в соответствии с инструкцией по эксплуатации центрифуги), надосадочную (крио- супернатантную) плазму переводится в отдельный сателлитный контейнер и замораживают. В качестве исходного материала может быть использована плаз­ма, полученная методом афереза. Конечный компо­нент получают тем же методом.

Маркировка

Этикетка на контейнере содержит:

  • название компонента;
  • характер компонента, например: из донации цель­ной крови или методом афереза;
  • номер донации;
  • номер донора;
  • группа по системе АВ0;
  • принадлежность по системе резус, указывая «Rh (D) — положительный», или «Rh (D) — отрица­тельный»;
  • идентификация производителя (четкий текст или код);
  • объем;
  • была ли карантинизация или вирусная инактивация;

Следующая дополнительная информация может быть размещена на контейнере или, как вариант, на ко­робке, в которую помещен контейнер:

  • дата изготовления;
  • температура хранения и срок годности;
  • инструкции по хранению, размораживанию и на­значению, включая описание использования фильтров с размером пор не более 170—200 мкм.

Хранение и стабильность

Стабильность зависит от условий хранения, в том числе от температуры хранения. Оптимальная тем­пература хранения —25 °С или менее. Разрешенный сроки хранения — 24 месяца при температуре ниже —25 °С. После размораживания при хранении в асеп­тических условиях при температуре от 1 до 6 °С актив­ность ADAMTS 13 значимо не изменялась в течение первых 48 ч, но на 5-й день отмечалось ее уменьшение на 2,6 % по сравнению с исходной после разморажи­вания, активность фактора свертывания VII умень­шалась на 10,2 % в первые 24 ч, в течение последую­щих 4 суток она дополнительно уменьшалась только на 1,7 %, активность фактора свертывания V уменьша­лась на 3,1 % в первые 24 ч и дополнительно — на 4,6 % в течение последующих 4 дней, протромбиновое время увеличилось с 0,15 до 0,20 с за каждые сутки хранения, содержание мультимеров фактора Виллебранда было исходно очень низким и не повышалось в процессе хранения. Таким образом, хранение до 5 суток в холо­дильнике мало влияло на качество КСП [6].

Обеспечение качества

Одна доза КСП несет в себе такой же риск пере­дачи вирусной инфекции, как и одна доза плазмы. Рассматриваются возможность применения патоген- редуцированной КСП.

При изготовлении КСП из СЗП, обработанной амотасаленом и подвергнутой ультрафиолетовому облу­чению спектра А, в ней значимо не меняются такие параметры, как активированное частичное тромбо- пластиновое время, протромбиновое время, тромбиновое время, концентрация фибриногена, активность факторов свертывания VII, X, протеина S, но значи­мо уменьшалось содержание альфа-2 антиплазмина, антитромбина III и протеина С, хотя эти изменения и находились в пределах референсных значений. Таким образом, КСП, произведенная из СЗП, под­вергнутой редукции патогенов с помощью амотасалена и ультрафиолетового облучения спектром А, со­храняет свои свойства [7]. Имеются данные, что КСП, обработанная метиленовым синим, также сохраняет свою эффективность [8]. В то же время во многих странах патогенредуцированная КСП не произво­дится и недоступна.

Помимо исследований, необходимых при контроле качества СЗП, к КСП предъявляются следующие тре­бования (табл. 2).

 

Таблица 2. Контроль качества

Table 2. Quality control

Параметр, который необходимо проверить

Controlled parameter

Требования качества (спецификация)

Quality requirements (specification)

Частота проведения контроля

Monitoring frequency

Кем осуществляется контроль

Who provides control

Объем

Volume

Отклонение от исходного объема не более 10 %

Deviation from initial volume not more than 10 %

Все единицы

All units

Отдел переработки

Department of processing

Транспортировка

Температура хранения должна поддерживаться и во время транспортировки. Лечебное учреждение, получающее КСП, должно удостовериться, что кон­тейнеры оставались замороженными в течение всего времени транспортировки. Если КСП не будет исполь­зована немедленно, необходимо сразу же поместить контейнеры на хранение в условиях рекомендуемой температуры.

Переливание КСП

Размораживают КСП при помощи медицинского оборудования, предназначенного для подогревания компонентов крови при 30—37 °С. КСП может быть перелита через системы со стандартным фильтром для препаратов крови с размером пор не более 170— 200 мкм. При переливании КСП выполняется биоло­гическая проба — трансфузия первых 15 мл со скоро­стью 2 мл в минуту, без перерывов. КСП должна быть совместима по системе АВ0.

Меры предосторожности

КСП не следует применять пациентам с непереноси­мостью белков плазмы. Следует использовать плазму, совместимую по группе крови по системе АВ0. КСП следует использовать сразу же после размораживания из условий хранения и непосредственно перед исполь­зованием. Контейнер нельзя замораживать повторно. При повторном замораживании пластиковый контей­нер может повредиться. До замораживания и после размораживания контейнер следует тщательно осмо­треть на предмет протекания.

Побочные эффекты

  • негемолитические трансфузионные реакции (глав­ным образом озноб, лихорадка и крапивница);
  • цитратная интоксикация (может развиться при бы­строй трансфузии больших объемов);
  • передача вирусов (гепатит, ВИЧ и т. д.) возможна, несмотря на тщательность отбора доноров и проводи­мые исследования;
  • сепсис как результат непреднамеренной бактери­альной контаминации;
  • связанное с трансфузией острое поражение легких;
  • передача других патогенов, которые не исследуют­ся или еще неизвестны.

Клиническое использование криосупернатантной плазмы в различных клинических ситуациях

Клиническое использование криосупернатантной плазмы при ингибиторной форме гемофилии А

У больных с наличием ингибитора фактора VIII при восполнении острой массивной кровопотери и/или синдроме диссеминированного внутрисосуди- стого свертывания трансфузии СЗП могут способ­ствовать увеличению выработки ингибитора факто­ра VIII. В этих условиях альтернативой может явиться переливание КСП, в которой уменьшено количество фактора VIII.

Клиническое использование криосупернатантной плазмы при тромботической тромбоцитопенической пурпуре

Теоретически КСП содержит меньше ультрабольших молекул фактора Виллебранда и поэтому может ока­заться более эффективной, чем СЗП при лечении тром­ботической тромбоцитопенической пурпуры (ТТП). КСП одобрена Управлением по контролю за пищевы­ми продуктами и лекарственными препаратами США (Food and Drug Administration) для лечения ТТП [3]. Однако данные о ее эффективности при лечении ТТП противоречивы. Сообщается об успешном применении глюкокортикостероидов и КСП у 3 детей, страдавших ТТП и системной красной волчанкой [9]. В ретроспек­тивном исследовании показана большая выживаемость и более раннее восстановление количества тромбоцитов крови у больных ТТП, леченных КСП, по сравнению с леченными СЗП, но при этом обращает на себя внима­ние очень низкая выживаемость в группе как леченных СЗП, равная 47 %, так и леченных КСП (72 %), что зна­чительно ниже, чем по данным метаанализа (87 %) [10]. По данным Канадской аферезной группы Canadian Apheresis Group — CAG) [11], при лечении ТТП с по­мощью плазмообмена по сравнению с историческим контролем больные, которым замещение проводили КСП, по сравнению с больными, которым проводили замещение СЗП, быстрее достигали ответа по тромбо­цитам (к 7-му дню доля ответивших была 75 % в груп­пе КСП против 45 % в группе СЗП), у них была также выше месячная выживаемость (83—95 % в группе КСП по сравнению с 76 % в группе СЗП). Этот опыт послу­жил основанием для частого использования при про­ведении плазмообменов у больных ТТП в Канаде [12]. Однако имеются работы, в которых не выявлено преи­муществ КСП по сравнению с СЗП при лечении ТТП. В проспективном исследовании [13] 40 больных ТПП для проведения плазмообмена получали СЗП и 12 — КСП: ответ на лечение был достигнут у 29 из 40 (72,5 %) больных, получавших СЗП, и у 11 из 12 (91,6 %) полу­чавших КСП, чаще достигалась и ремиссия при ис­пользовании КСП по сравнению с СЗП (83 % против 52,5 %), но все эти различия оказались статистически незначимыми. В другом проспективном рандомизиро­ванном контролируемом исследовании сравнили КСП и СЗП для замещения при плазмообмене у больных ТТП и не нашли значимых различий в исходах: выжи­ваемость составила соответственно 79 и 77 %, однако в группе КСП отмечена тенденция к более медленному возникновению ответа на лечение и большей вероят­ности рецидива [14]. При сопоставлении эффективно­сти комбинаций СЗП и КСП [15] во время проведе­ния плазмообмена у 27 больных ТТП в одной группе (11 больных) использовали преимущественно КСП (со­отношение КСП /СЗП >1), в другой группе преимуще­ственно СЗП (соотношение КСП/СЗП <1). Количество процедур плазмообмена и время до достижения пол­ного ответа были меньше в группе преимущественного использования КСП, но не было различий в выжива­емости между группами. В противоположность этим данным, в большом ретроспективном многоцентровом исследовании [16], в котором больные ТТП при про­ведении плазмообмена получали более 50 % КСП, вы­живаемость составила 83 % по сравнению с 91 % у тех, кто получал только СЗП. Больным, получавшим более 50 % объема КСП, потребовалось проведение в 1,5 раза больше процедур плазмообмена по сравнению с теми, кто лечился только СЗП.

В проспективном исследовании [17] 14 больных ТТП, которым проводилось лечение плазмообменами, были разделены на 2 группы: 5 больных получали КСП и 9 больных — СЗП. Отмечена большая потребность в сеансах плазмообмена и в большем объеме в группе КСП, чем СЗП, кроме того в группе КСП были чаще обострения (отношение шансов 26,6; 95 % доверитель­ный интервал 1,01—703,51; р = 0,03).

Таким образом, хотя крупные исследования и не про­ведены, имеющиеся данные не показали убедитель­ных преимуществ КСП по сравнению с СЗП. Одним из возможных объяснений является тот факт, что ка­кое-то количество ADAMTS 13 при изготовлении КСП из СЗП удаляется вместе с криопреципитатом. В ре­зультате активность ADAMTS 13 в КСП ниже, чем в СЗП, на 20 % [3]. Этим можно объяснить более медленный ответ на лечение КСП, чем СЗП, а также примерно на 20 % более низкую активность ADAMTS 13 после первой процедуры афереза, выполненной с КСП по сравнению с СЗП [18].

Рекомендации

  • КСП может быть использована для восполнения острой массивной кровопотери у больных с наличием ингибитора фактора VIII (уровень доказательности IV, степень надежности рекомендации C).
  • КСП может использоваться для проведения плаз­мообмена у больных ТТП (уровень доказательности III, степень надежности рекомендации C).
  • Доза КСП у детей должна быть 10—15 мл/кг массы тела ребенка (уровень доказательности III, степень на­дежности рекомендации C).

Список литературы

1. Freedman M., Rock G. Analysis of the products of cryoprecipitation: RiCoF is defi cient in cryosupernatant plasma. Transfusion and Apheresis Science. 2010; 43(2):179–82. DOI: 10.1016/j.transci.2010.07.004.

2. Hori Y., Hayakawa M., Isonishi A. et al. ADAMTS13 unbound to larger von Willebrand factor multimers in cryosupernatant: Implications for selection of plasma preparations for thrombotic thrombocytopenic purpura treatment. Transfusion. 2013; 53(12): 3192–202. DOI: 10.1111/trf.12182.

3. Raife T.J., Friedman K.D., Dwyre D.M. The pathogenicity of von Willebrand factor in thrombotic thrombocytopenic purpura: reconsideration of treatment with cryopoor plasma Thomas. Transfusion. 2006; 46: 74–9. DOI: 10.1111/j.1537- 2995.2006.00674.x.

4. РАТ. Донорская кровь и ее компоненты: характеристики и контроль качества. XIV. Криосупернатантная плазма. 2005.

5. Canadian Blood Service. Circular of information. For the use of human blood components. 2018.

6. Bhakta V., Jenkins C., Ramirez-Arcos S. et al. Stability of relevant plasma protein activities in cryosupernatant plasma units during refrigerated storage for up to 5 days postthaw. Transfusion. 2014; 54(2): 418–25. DOI: 10.1111/trf.12254.

7. Yarranton H., Lawrie A.S., MacKie I.J. et al. Coagulation factor levels in cryosupernatant prepared from plasma treated with amotosalen hydrochloride (S-59) and ultraviolet a light. Transfusion. 2005;45(9):1453–8. DOI: 10.1111/j.1537- 2995.2005.00551.x.

8. O’Shaughnessy D., Atterbury C., Bolton Maggs P. et al. Guidelines for the use of fresh-frozen plasma, cryoprecipitate and cryosupernatant. Br J Hematol. 2004; 126(1): 11–28. DOI: 10.1111/j.1365-2141.2004.04972.x.

9. Palaniappan P., Lionel A.P., Agarwal I. et al. Cryosupernatant and Immunosuppression as Effective Alternative Therapies for TTP in Three Pediatric SLE Patients. Indian J Hematol Blood Transfus. 2014; 30(Suppl 1): S232–6. DOI: 10.1007/ s12288-014-0338-8.

10. von Baeyer H. Plasmapheresis in thrombotic microangiopathy-associated syndromes: review of outcome data derived from clinical trials and open studies. Vol. 6, Ther apher. 2002. p. 320–8. DOI: 10.1046/j.1526-0968.2002.00390.x.

11. Rock G., Shumak K.H., Sutton D.M.C. et al. Cryosupernatant as replacement fl uid for plasma exchange in thrombotic thrombocytopenic purpura. Brit J Haematol. 1996; 94(2): 383–6. DOI: 10.1046/j.1365-2141.1996.d01-1800.x.

12. Mazepa M.A., Raval J.S., Brecher M.E. et al. Treatment of acquired Thrombotic Thrombocytopenic Purpura in the U.S. remains heterogeneous: Current and future points of clinical equipoise. J Clin Apher. 2018; 33(3): 291–6. DOI: 10.1002/jca.21600.

13. Altuntas F., Aydogdu I., Kabukcu S. et al. Therapeutic plasma exchange for the treatment of thrombotic thrombocytopenic purpura: A retrospective multicenter study. Transf Apher Sci. 2007; 36(1): 57–67. DOI: 10.1016/j.transci.2006.05.014.

14. Zeigler Z.R., Shadduck R.K., Gryn J.F. et al. Cryoprecipitate poor plasma does not improve early response in primary adult thrombotic thrombocytopenic purpura (TTP). J Clin Apher. 2001; 16(1):19–22. DOI:10.1002/jca.1003.

15. Lin Q., Fan L., Huang H. et al. Combination of Fresh Frozen Plasma and Cryosupernatant Plasma for Therapeutic Plasma Exchange in Thrombotic Thrombocytopenic Purpura: A Single Institution Experience. BioMed Res Int. 2019; 2019. DOI: 10.1155/2019/1756109.

16. Moake J.L., Byrnes J.J., Troll J.H. et al. Effects of fresh-frozen plasma and its cryosupernatant fraction on von Willebrand factor multimeric forms in chronic relapsing thrombotic thrombocytopenic purpura. Blood. 1985; 65(5): 1232–6.

17. Stefanello B., De Paula E.V., Orsi F.A. et al. Safety and effi cacy of cryoprecipitate-poor plasma as a replacement fl uid for therapeutic plasma exchange in thrombotic thrombocytopenic purpura: A single center retrospective evaluation. J Clin Apher. 2014; 29(6): 311–5. DOI: 10.1002/jca.21336.

18. Rock G., Ahluwalia N., Anderson D. Metalloprotease levels are variably altered in thrombotic thrombocytopenic patients at presentation and after plasma exchange with either cryosupernatant plasma or fresh frozen plasma. Blood. 2001; 102: 539а


Об авторах

Г. М. Галстян
ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр гематологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия
Галстян Геннадий Мартинович , доктор медицинских наук, заведующий отделением реанимации и интенсивной терапии


Т. В. Гапонова
ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр гематологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия
Гапонова Татьяна Владимировна, кандидат медицинских наук, заместитель генерального директора по трансфузиологии, заведующий отделом трансфузиологии


Ф. С. Шерстнев
ФГБУН «Кировский научно-исследовательский институт гематологии и переливания крови Федерального медико-биологического агентства»
Россия
Шерстнев Филипп Сергеевич, кандидат медицинских наук, заведующий отделением трансфузиологии и процессинга гемопоэтических стволовых клеток


А. А. Купряшов
ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр сердечно-сосудистой хирургии имени А. Н. Бакулева» Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия
Купряшов Алексей Анатольевич, доктор медицинских наук, заведующий отделением переливания крови


Н. И. Оловникова
ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр гематологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия
Оловникова Наталья Ивановна, кандидат биологических наук, ведущий научный сотрудник, лаборатория физиологии кроветворения


Н. И. Зозуля
ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр гематологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия

Зозуля Надежда Ивановна, доктор медицинских наук, заведующая отделом коагулопатий 

+7 (916) 299-33-62



В. В. Троицкая
ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр гематологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия
Троицкая Вера Витальевна, кандидат медицинских наук, заведующая отделением интенсивной высокодозной химиотерапии гемобластозов и депрессий кроветворения; заместитель генерального директора по лечебной работе


В. А. Мазурок
ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр им. В. А. Алмазова» Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия
Мазурок Вадим Альбертович, доктор медицинских наук, заведующий кафедрой анестезиологии и реаниматологии, профессор


Д. Э. Певцов
ФГБОУ ВО «Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. академика И. П. Павлова» Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия
Певцов Дмитрий Эдуардович, кандидат медицинских наук, руководитель отделения переливания крови


Э. Л. Салимов
ФГАОУ ВО «Первый Московский государственный университет им. И. М. Сеченова» Министерства здравоохранения Российской Федерации (Сеченовский Университет)
Россия
Салимов Эмин Львович, доктор медицинских наук, заведующий отделом заготовки крови и ее компонентов


П. Е. Трахтман
ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Дмитрия Рогачева» Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия
Трахтман Павел Евгеньевич, доктор медицинских наук, заведующий отделением трансфузиологии, заготовки и процессинга гемопоэтических стволовых клеток, профессор


В. Г. Савченко
ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр гематологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия
Савченко Валерий Григорьевич, доктор медицинских наук, профессор, академик РАН, генеральный директор


Для цитирования:


Галстян Г.М., Гапонова Т.В., Шерстнев Ф.С., Купряшов А.А., Оловникова Н.И., Зозуля Н.И., Троицкая В.В., Мазурок В.А., Певцов Д.Э., Салимов Э.Л., Трахтман П.Е., Савченко В.Г. Клиническое использование криосупернатантной плазмы. Гематология и трансфузиология. 2020;65(3):351-359. https://doi.org/10.35754/0234-5730-2020-65-3-351-359

For citation:


Galstyan G.M., Gaponova T.V., Sherstnev F.S., Kupryashov A.A., Olovnikova N.I., Zozulya N.I., Troitskaya V.V., Mazurok V.A., Pevtcov D.E., Salimov E.L., Trakhtman P.E., Savchenko V.G. Clinical guidelines for cryosupernatant transfusions. Russian journal of hematology and transfusiology. 2020;65(3):351-359. (In Russ.) https://doi.org/10.35754/0234-5730-2020-65-3-351-359

Просмотров: 53


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 0234-5730 (Print)
ISSN 2411-3042 (Online)