Preview

Гематология и трансфузиология

Расширенный поиск

Формирование когорты доноров антиковидной плазмы с высоким титром антител, нейтрализующих вирус SARS-CoV-2

https://doi.org/10.35754/0234-5730-2020-65-3-242-250

Полный текст:

Аннотация

Введение. Трансфузии плазмы антиковидной патогенредуцированной (ПАП) рассматривается как один из методов лечения COVID-19.

Цель: проанализировать опыт формирования донорского резерва из реконвалесцентов COVID-19 для заготовки ПАП.

Материалы и методы. В ретроспективное исследование включено 493 реконвалесцента COVID-19, проходивших обследование в  ГБУЗ «НИИ скорой помощи им.  Н. В. Склифосовского ДЗМ» в качестве потенциальных доноров ПАП. Заготовку ПАП осуществляли методом плазмафереза. К процедуре плазмодачи допускали доноров, у которых в анамнезе была перенесенная инфекция COVID-19, подтвержденная выявлением методом полимеразной цепной реакции РНК SARS-CoV-2 в мазках из глотки, наличие медицинской документации, срок с момента разрешения заболевания не менее 14 суток. В качестве характеристики иммунологической состоятельности ПАП был выбран титр вируснейтрализующих антител (ВНА). Сопоставлены характеристики доноров (пол, возраст, давность с момента начала заболевания и регресса клинической симптоматики, особенности течения COVID-19) с титром ВНА.

Результаты. Эффективный титр ВНА (1:160 и более) выявлен у 21,10 % доноров, допустимый (1:80) — у 24,75 %. Значимыми предикторами высокого титра ВНА оказались: мужской пол донора, возраст старше 36 лет, наличие верифицированной вирусной пневмонии. Отсутствие значимой температурной реакции (38,5 °C) может рассматриваться как отрицательный маркер для привлечения потенциального донора.

Заключение. Для получения ПАП с высокими титрами ВНА оптимально привлечение в качестве доноров-реконвалесцентов мужчин, переболевших COVID-19 с клинической картиной вирусной пневмонии и значимой температурной реакцией.

Для цитирования:


Симарова И.Б., Костин А.И., Смирнова Ю.В., Ладыгина Е.А., Логунов Д.Ю., Должикова И.В., Ганчин В.В., Васин Е.А., Байков А.И., Буланов А.Ю., Боровкова Н.В., Петриков С.С. Формирование когорты доноров антиковидной плазмы с высоким титром антител, нейтрализующих вирус SARS-CoV-2. Гематология и трансфузиология. 2020;65(3):242-250. https://doi.org/10.35754/0234-5730-2020-65-3-242-250

For citation:


Simarova I.B., Kostin A.I., Smirnova J.V., Ladygina E.A., Logunov D.Yu., Dolzhikova I.V., Ganchin V.V., Vasin E.A., Baykov A.I., Bulanov A.Yu., Borovkova N.V., Petrikov S.S. Formation of a cohort of anticovid plasma donors with high-titer antibodies neutralizing SARS-CoV-2. Russian journal of hematology and transfusiology. 2020;65(3):242-250. (In Russ.) https://doi.org/10.35754/0234-5730-2020-65-3-242-250

Введение

В марте 2020 года Всемирная организация здра­воохранения объявила пандемию новой инфекции, вызванной вирусом из семейства Coronaviridae: SARS- CoV-2 (Severe acute respiratory syndrome coronavirus —2). Новая коронавирусная инфекция получила на­звание COVID-19. Наиболее тяжелым осложнением COVID-19 явилась пневмония, характеризующаяся атипичным течением и частым развитием острой ды­хательной недостаточности. К настоящему моменту в мире инфицировано более 13 млн человек, из ко­торых свыше 570 тысяч умерли [1]. COVID-19 — это не первая коронавирусная инфекция, эпидемия ко­торой возникает в мире. Ранее, в 2003 году, состо­ялась эпидемия атипичной пневмонии, вызванная вирусом SARS-CoV, а в 2012 г. — MERS [2]. В пе­риод прошедших эпидемий при отсутствии специ­фических методов лечения одним из эффективных подходов явились трансфузии плазмы крови вы­здоровевших пациентов (плазмы реконвалесцентов). Лечение с помощью трансфузий плазмы, по­лученной от реконвалесцентов, представляет собой пассивную иммунизацию за счет введения антител к инфекционному агенту. Такой метод лечения име­ет богатую историю, начиная с пандемии «испанки» более 100 лет назад [2][3][4][5][6][7]. Эффективность перелива­ния плазмы реконвалесцентов была показана также при эпидемии гриппа H1N1 в 2009 году [4].

На сегодняшний день нет средств этиотропной терапии COVID-19 с доказанной эффективностью. Высокая летальность, ассоциированная с COVID-19, потребовала неотложных решений, и по аналогии с предыдущими инфекциями, вызванными корона-вирусом, группы экспертов из разных стран пришли к выводу о целесообразности применения плазмы реконвалесцентов (convalescent plasma, или реконвалесцентная плазма, или, согласно «Временным рекомендациям МЗ РФ» (версия 6), применяется плазма антиковидная патогенредуцированная — ПАП) с лечебной целью у больных с COVID-19 [8][9]. В ряде стран запущены программы по заго­товке и клиническому использованию ПАП [8][9]. Основным параметром, обеспечивающим терапев­тическую эффективности плазмы реконвалесцентов, является наличие и титр вируснейтрализующих ан­тител (ВНА). В то же время в ряде работ показано, что выраженность иммунного ответа на COVID-19 различна, и антитела, нейтрализующие вирус, опре­деляются не у всех переболевших [10]. В этой связи при получении плазмы с высокой терапевтической эффективностью актуальным является тщательный отбор доноров-реконвалесцентов.

Цель настоящей работы — анализ опыта форми­рования донорского резерва из реконвалесцентов COVID-19 для заготовки ПАП.

Материалы и методы

В рамках пилотного проекта Департамента здраво­охранения города Москвы в ретроспективное исследо­вание включено 493 реконвалесцента COVID-19, про­шедших обследование в ГБУЗ «НИИ скорой помощи им. Н. В. Склифосовского ДЗМ» в качестве потенци­альных доноров ПАП. Средний возраст доноров со­ставил 36 лет (от 25 до 55 лет). Среди доноров были 271 (55 %) мужчина и 22 (45 %) женщины.

Заготовку ПАП осуществляли методом плазмафереза. Критериями отбора доноров были перенесен­ная инфекция COVID-19, подтвержденная выявле­нием методом полимеразной цепной реакции (ПЦР) РНК SARS-CoV-2 в мазках из глотки, наличие меди­цинской документации (с указанием на два отрица­тельных результата на ПЦР РНК SARS-CoV-2), срок с момента выписки из стационара не менее 14 суток. В качестве характеристики ПАП был выбран титр ВНА. Анализировали связь между характеристиками доноров (пол, возраст, давность с момента начала забо­левания и регресса клинической симптоматики, осо­бенности течения COVID-19) и титром ВНА.

Одной из наиболее важных характеристик ПАП является наличие ВНА к COVID-19. В связи с отсут­ствием при разработке программы заготовки ПАП зарегистрированных тест-систем для скрининга ан­тител к SARS-CoV-2 в качестве критерия иммуно­логической состоятельности ПАП был выбран титр ВНА. Выполнение тестов осуществлялось в ФГБУ «НИЦЭМ им. Н. Ф. Гамалеи» МЗ РФ. Данный ви­русологический метод основан на определении на­личия или отсутствия цитопатического действия в культуре клеток в зависимости от титра ВНА ана­лизируемой плазмы. Механизм нейтрализации осно­ван на высокоспецифичном взаимодействии антител с поверхностным гликопротеином S вируса, который отвечает за интернализацию вируса: поверхностный гликопротеин S областью рецептор-связывающего домена взаимодействует с рецептором ангиотензин- превращающего фермента-2 (АПФ-2) на поверхности клеток, что запускает каскад реакций, приводящих к проникновению вирусных частиц в клетку. Реакцию нейтрализации ставили в варианте постоянной дозы вируса — разведения плазмы. Готовили разведения плазмы в культуральной среде ДМЕМ с 2 % инак­тивированной фетальной бычьей сывороткой, далее смешивали со 100 TCID50 (tissue culture infectious dose 50) вируса SARS-CoV-2, инкубировали 1 час при 37 °C, после чего добавляли к клеткам Vero E6 (посевная плотность 2 х 10/клеток на лунку), затем клетки культивировали при температуре 37 °C и кон­центрации СО 5 % в течение 96 часов и производи­ли учет развития цитопатического действия вируса на культуру клеток. За титр ВНА исследуемой плаз­мы принимали высшее ее разведение, при котором происходило подавление цитопатического действия в 2 лунках из 3. В соответствии с рекомендациями Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (Food and Drug Administration — FDA) [10] титр ВНА 1:160 и более отнесли к высоким значениям, титр ВНА 1:80 — к промежуточным значениям. При опре­делении в плазме ВНА в меньших титрах (1:40 и 1:20) их относили к низким значениям. Отсутствие ВНА в плазме соответствовало значениям от 1:20 и менее. ПАП с низкими титрами ВНА или без них для кли­нического использования не выдавалась.

Взятие крови на исследование титра ВНА осуществ­ляли непосредственно перед проведением донорского плазмафереза. В рамках настоящего анализа оцени­вали зависимость ВНА от возраста, пола, особенно­стей течения заболевания (наличие или отсутствие проявлений легочного поражения, выраженность температурной реакции, результаты ПЦР диагности­ки SARS-CoV-2), времени от появления и регресса клинической симптоматики. Источником получения информации служила медицинская документация (выписной эпикриз) и результаты анкетирования до­норов.

Статистическая обработка выполнена в среде Python. Данные описательной статистики представле­ны в виде среднее ± стандартное отклонение или ме­диана (межквартильный интервал). Проводился од­нофакторный и многофакторный дисперсионный анализ, ранговая регрессия и корреляция по методу Спирмена. Были использованы критерии Манна — Уитни и хи-квадрат.

Результаты

Высокий титр ВНА (1:160 и более) выявлен у 21,1 % доноров, промежуточный (1:80) — у 24,75 %.

Распределение доноров плазмы в зависимости от титра ВНА представлено на рисунке 1. У 78 доно­ров ВНА в плазме не выявлены, в 189 случаях титр ВНА был низкий (1:20—1:40), у 104 — промежуточный (1:80), у остальных 122 доноров титр ВНА высокий (1:160 и выше). Среди переболевших только у 24,7 % доноров в плазме определялись высокие титры ВНА, то есть только четверть потенциальных доноров ПАП может рассматриваться как эффективные доноры.

 

Рисунок 1. Распределение доноров в зависимости от титра ВНА в плазме крови

Figure 1. Distribution of donors depending on the VNA titer in blood plasma

 

Проведен анализ влияния демографических дан­ных и клинического течения COVID-19 на титр ВНА. Полученные при анализе медицинской доку­ментации и дополнительного анкетирования данные представлены в таблице 1.

 

Таблица 1. Характеристика доноров

Table 1. Characteristics of donors

Показатель

Parameter

Значение

Value

Интервал от начала заболевания до проведения плазмафереза, дней:

 

нет данных

18

35 (от 31 до 92)

475

Interval from the disease onset to plasmapheresis, days:

 

no data

18

35 (from 31 to 92)

475

Максимальная температура тела во время болезни:

 

нет данных

99

< 36,9 °C

19

37,0-37,9 °C

216

38,0-38,9 °C

137

>39,0 °C

22

Maximum body temperature during the course of the disease:

 

no data

99

< 36.9 ° C

19

37.0-37.9 ° C

216

38.0-38.9 ° C

137

>39.0 ° C

22

Пневмония:

 

нет данных

46

пневмонии не было

300

пневмония была

147

Pneumonia:

 

no data

46

absence

300

presence

147

РНК SARS-CoV-2 в дебюте заболевания:

 

нет данных

15

обнаружено

475

не обнаружено

3

SARS-CoV-2 RNA at the disease onset:

 

no data

15

found

475

not found

3

Назвать точную дату начала и окончания заболева­ния смогли 476 доноров, 18 — затруднились ответить на данный вопрос в анкете. Наличие температуры во время болезни смогли уточнить 394 донора, в 99 ан­кетах данные графы не были заполнены. Данные о на­личии либо отсутствии пневмонии предоставили толь­ко 447 доноров, у 46 реконвалесцентов, перенесших COVID-19 в амбулаторных условиях, рентгенологиче­ское исследование не проводилось.

Плазмаферез проводился в среднем через 14 дней с момента исчезновения симптоматики, что соответст­вовало завершению обсервационного периода. Период от начала заболевания до заготовки плазмы составил 35 дней (от 31 до 92 дней). Это связано с тем, что многие доноры с высоким титром ВНА приглашались повтор­но для проведения плазмафереза. У 15 доноров найти уточненные данные о дате первичного исследования на РНК вируса SARS-CoV-2 не удалось, у 475 доноров имелись данные о положительных мазках на РНК ви­руса SARS-CoV-2, у 3 — отрицательные. В связи с тем что в 475 (99 %) наблюдениях данной выборки имелся положительный результат теста на РНК вируса SARS- CoV-2, исследование корреляционной зависимости между титром ВНА и отсутствием-наличием у донора данного параметра не проводилось.

Период от начала заболевания и время, прошедшее с момента выздоровления, были одними из основных критериев отбора потенциального донора-реконва- лесцента для проведения плазмафереза. При одно­факторном анализе взаимосвязи интервала от нача­ла и окончания заболевания с величиной титра ВНА были обнаружены: отсутствие зависимости от периода после выздоровления до плазмафереза (коэффициент корреляции r = 0,058675, p = 0,2) и слабая, но досто­верная зависимость титра ВНА в пробе крови донора перед донацией от продолжительности периода, кото­рый прошел с момента появления первых симптомов до плазмафереза (r = 0,13, p = 0,0042, 95 % доверитель­ный интервал (ДИ) 0,041597—0,218293).

Для анализа зависимости содержания ВНА у до­нора от периода, прошедшего с дебюта новой коронавирусной инфекции до донации плазмы, все реконвалесценты были разделены на 5 групп в соот­ветствии с количеством дней, прошедших от дебюта за­болевания до плазмафереза: 1-я группа — до 20 дней, 2-я группа — 21—30 дней, 3-я группа — 31—40 дней, 4-я группа — 41—50 дней и 5-я группа — 51 и более дней. Выявлена меньшая вероятность заготовки плазмы с высоким титром ВНА, если плазмаферез проводился в интервале 21—40 дней с дебюта заболевания (табл. 2). Наибольшая доля плазмодач с высоким титром ВНА регистрировалась у доноров, которые были рекру­тированы по истечении 41 дня с начала заболевания. В группе 1 было недостаточно наблюдений для прове­дения статистического анализа.

 

Таблица 2. Зависимость титра ВНА от периода с начала заболевания до плазмафереза

Table 2. Dependence of the VNA titer on the period from the disease onset to plasmapheresis

Группа

Group

Дней от начала заболевания

Days from the disease onset

Количество донаций

Number of donations

Количество донаций с титром ≥1:160

Number of donations with the titer ≥1:160

1*

До 20

3

1 (33,3 %)

2

От 21 до 30

97

20 (20,6 %)

3

От 31 до 40

275

62 (22,5 %)

4

От 41 до 50

73

25 (34,2 %)

5

Более 51

27

13 (48,1 %)

Примечание. * — в группе 1 недостаточно данных для оценки статистической значимости; между группами 2 и 4 p = 0,0235; между группами 2 и 5 p = 0,0022; между группами 3 и 4 p = 0,0194; между группами 3 и 5 p = 0,00161.

Note. * — no sufficient data in group 1 to assess the statistical significance; statistical significance between groups 2 and 4 p = 0.0235; statistical significance between groups 2 and 5 p = 0.0022; statistical significance between groups 3 and 4 p = 0.0194; statistical significance between groups 3 and 5 p = 0.00161.

 

При однофакторном анализе зависимости заготовки плазмы с высоким титром ВНА от возраста была вы­явлена слабая, но достоверная корреляция: коэффици­ент корреляции r = 0,13, p = 0,0032, 95 % ДИ 0,044—0,217 (табл. 3). Выявлено, что в средней возрастной группе (36—55 лет) вероятность заготовки плазмы с высоким ВНА выше, чем у более молодых доноров.

 

Таблица 3. Зависимость титра ВНА от возраста донора

Table 3. Dependence of the VNA titer on the donor's age

Группа

Age group

n

С высоким титром

With a high VNA titre

С низким титром

With a lowVNA titre

Доля, %

Share, %

≤20 лет

15

3

12

20,0

21-35 лет

212

35

177

16,5

36-55 лет

266

83

183

31,2

Результаты, полученные при изучении зависимости титра ВНА заготовленной плазмы от пола, наличия в анамнезе вирусной пневмонии и выраженности тем­пературной реакции, представлены в таблице 4.

 

Таблица 4. Зависимость титров ВНА от пола и анамнестических данных донора

Table 4. Dependence of the VNA titer on the donor's gender and medical history

Параметр

Parameter

n

Чувствительность

Sensitivity

Специфичность

Specificity

p (Манн — Уитни)

p (Mann — Whitney)

p (хи квадрат)

p (chi square)

Пол (мужской)

Gender (male)

271

0,7213

0,5053

<0,00001

0,00002

Пневмония

Pneumonia

447

0,5

0,7325

<0,00001

<0,00001

Температура >39,0 °C

Body temperature >39.0 °C

22

0,11

0,96

0,00118

0,00514

Температура 38,0-38,9 °C

Temperature 38.0-38.9 °C

159

0,54

0,64

0,00034

0,00103

Вероятность заготовки ПАП с высоким титром ВНА (1:160 и выше) от доноров-мужчин оказалась значи­тельно выше, чем от доноров-женщин. При выявле­нии в анамнезе у донора верифицированной вирусной пневмонии вероятность заготовки плазмы с высоким титром повышалась в отличие от доноров без доказан­ной пневмонии в анамнезе. Однако данный критерий не имел достаточной прогностической ценности ввиду невысокой чувствительности. Наличие высокой тем­пературной реакции во время болезни также оказа­лось специфичным, но недостаточно чувствительным критерием отбора доноров. При многофакторном ана­лизе зависимости заготовки плазмы с высоким титром ВНА от отдельных донорских параметров (табл. 5) наибольшая связь выявлена с мужским полом донора, с возрастом донора и наличием верифицированной вирусной пневмонии, а также с наличием-отсутствием лихорадки. Интервал от начала заболевания до донации оказался менее значимым, чем в однофакторном анализе.

 

Таблица 5. Зависимость высокого титра ВНА от характеристик доноров

Table 5. Dependence of high BHA titers on donors' characteristics

Параметр

Parameter

Коэффициент

Coefficient

Стандартная ошибка

Standard error

p

Пол донора (мужской)

Gender (male)

-0,91

0,27

0,0009

Верифицированная пневмония

Verified pneumonia

0,73

0,26

0,0055

Наличие-отсутствие лихорадки

Presence/absence of fever

0,47

0,19

0,0146

Возраст донора

Age

0,04

0,013

0,0007

Интервал от начала заболевания

Interval from the disease onset

0,025

0,015

0,093

Обсуждение

Как показало данное исследование, не у всех лиц, перенесших COVID-19, может быть выполнена эффективная донация ПАП. Чуть меньше половины заготов­ленной плазмы содержит промежуточные или высокие титры ВНА и, соответственно, может быть использо­вано для клинического применения в соответствии с рекомендациями FDA [10]. Таким образом, заго­товка ПАП от всех реконвалесцентов COVID-19, вы­сказавших желание быть донором иммунной плазмы, экономически нерентабельна из-за большого объе­ма брака по показателю иммунной эффективности. Предварительное тестирование на ВНА с ожидани­ем результатов в течение нескольких дней тоже чре­вато ресурсными потерями. В этой связи необходимы простые и доступные критерии, позволяющие макси­мально отобрать потенциально эффективных доноров на ранних этапах.

Данные литературы по обсуждаемой проблеме ог­раничены. S. L. Klein и соавт. [11] сообщили о резуль­татах донаций у 126 реконвалесцентов COVID-19. В исследованной группе было больше мужчин (56 %), чем женщин, средний возраст реконвалесцентов соста­вил 42 года, плазму собирали в среднем через 43 дня (межквартильный интервал 38—48 дней) после первона­чального теста ПЦР на SARS-CoV-2. Авторы не уточни­ли критерии отбора доноров, но привели информацию о том, что большинство из них перенесли заболевание в среднетяжелой форме, госпитализированных было менее 10 %. У всех реконвалесцентов исследование титра ВНА было произведено с использованием клеток Vero-E6-TMPRSS2. Была обнаружена зависимость содержания ВНА от демографических параметров. Таким образом, авторы выделили два наиболее значи­мых параметра — это мужской пол и старшая возраст­ная группа [11].

Результаты, полученные в настоящем исследова­нии, выявили схожие закономерности. Среди до­норов, у которых была выполнена эффективная донация ПАП, больше мужчин — 55 %, интервал от начала заболевания до донации был несколь­ко короче — 35 дней (31—92 дня). Также показано, что вероятность заготовки плазмы с высоким титром ВНА значимо больше у доноров мужчин в возрасте 36—55 лет по сравнению с более молодыми донора­ми. В отличие от исследования S. Klein и соавт. [11], настоящее исследование было проведено на группе из 493 доноров; кроме того, выявлен еще один неза­висимый параметр, ассоциированный с высоким ти­тром ВНА, — это наличие вирусной пневмонии в пе­риод заболевания.

Таким образом, наиболее значимыми критериями отбора доноров-реконвалесцентов для заготовки ПАП COVID-19 являются: мужской пол донора-реконвалес- цента и наличие верифицированной вирусной пневмо­нии, температурная реакция выше 39 °C во время за­болевания.

Об авторах

И. Б. Симарова
ГБУЗ города Москвы «Научно-исследовательский институт скорой помощи им. Н.В. Склифосовского Департамента здравоохранения города Москвы»; ГБУЗ города Москвы «Городская больница № 52» Департамента здравоохранения города Москвы»
Россия

Симарова Ирина Борисовна, врач — анестезиолог-реаниматолог ГБУЗ города Москвы; врач-трансфузиолог 



А. И. Костин
ГБУЗ города Москвы «Научно-исследовательский институт скорой помощи им. Н.В. Склифосовского Департамента здравоохранения города Москвы»
Россия

Костин Александр Игоревич, кандидат медицинских наук, заведующий отделением производственной, клинической трансфузиологии и гравитационной хирургии крови



Ю. В. Смирнова
ГБУЗ города Москвы «Научно-исследовательский институт скорой помощи им. Н.В. Склифосовского Департамента здравоохранения города Москвы»
Россия

Смирнова Юлия Владимировна, трансфузиолог отделения производственной, клинической трансфузиологии и гравитационной хирургии крови



Е. А. Ладыгина
ГБУЗ города Москвы «Научно-исследовательский институт скорой помощи им. Н.В. Склифосовского Департамента здравоохранения города Москвы»
Россия

Ладыгина Елена Александровна, гематолог-трансфузиолог отделения производственной, клинической трансфузиологии и гравитационной хирургии крови



Д. Ю. Логунов
ФГБУ «Национальный исследовательский центр эпидемиологии и микробиологии им. почетного академика Н.Ф. Гамалеи» Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия

Логунов Денис Юрьевич, доктор биологических наук, член-корр. РАН, заместитель директора 



И. В. Должикова
ФГБУ «Национальный исследовательский центр эпидемиологии и микробиологии им. почетного академика Н.Ф. Гамалеи» Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия

Должикова Инна Вадимовна, кандидат биологических наук, заведующая лабораторией



В. В. Ганчин
АНО «Центр аналитического развития социального сектора
Россия

Ганчин Владимир Владимирович, заместитель генерального директора, директор Департамента развития первичного медицинского звена АНО

 



Е. А. Васин
ГБУЗ города Москвы «Городская больница № 52» Департамента здравоохранения города Москвы»
Россия

Васин Евгений Анатольевич, аналитик 

 



А. И. Байков
АНО «Центр аналитического развития социального сектора
Россия

Байков Александр Игоревич, менеджер проектов 



А. Ю. Буланов
ГБУЗ города Москвы «Городская больница № 52» Департамента здравоохранения города Москвы»
Россия

Буланов Андрей Юльевич, доктор медицинских наук, заведующий отделением выездной реанимационной гематологической бригады



Н. В. Боровкова
ГБУЗ города Москвы «Научно-исследовательский институт скорой помощи им. Н.В. Склифосовского Департамента здравоохранения города Москвы»
Россия

Боровкова Наталья Валерьевна, доктор медицинских наук, заведующая отделением биотехнологий и трансфузиологии



С. С. Петриков
ГБУЗ города Москвы «Научно-исследовательский институт скорой помощи им. Н.В. Склифосовского Департамента здравоохранения города Москвы»
Россия

Петриков Сергей Сергеевич, член-корр. РАН, директор ГБУЗ города Москвы



Для цитирования:


Симарова И.Б., Костин А.И., Смирнова Ю.В., Ладыгина Е.А., Логунов Д.Ю., Должикова И.В., Ганчин В.В., Васин Е.А., Байков А.И., Буланов А.Ю., Боровкова Н.В., Петриков С.С. Формирование когорты доноров антиковидной плазмы с высоким титром антител, нейтрализующих вирус SARS-CoV-2. Гематология и трансфузиология. 2020;65(3):242-250. https://doi.org/10.35754/0234-5730-2020-65-3-242-250

For citation:


Simarova I.B., Kostin A.I., Smirnova J.V., Ladygina E.A., Logunov D.Yu., Dolzhikova I.V., Ganchin V.V., Vasin E.A., Baykov A.I., Bulanov A.Yu., Borovkova N.V., Petrikov S.S. Formation of a cohort of anticovid plasma donors with high-titer antibodies neutralizing SARS-CoV-2. Russian journal of hematology and transfusiology. 2020;65(3):242-250. (In Russ.) https://doi.org/10.35754/0234-5730-2020-65-3-242-250

Просмотров: 200


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 0234-5730 (Print)
ISSN 2411-3042 (Online)