Preview

Гематология и трансфузиология

Расширенный поиск

ПРОМЕЖУТОЧНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ИДИОПАТИЧЕСКОЙ ТРОМБОЦИТОПЕНИЧЕСКОЙ ПУРПУРЫ У ВЗРОСЛЫХ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

https://doi.org/10.35754/0234-5730-2019-64-4-436-446

Полный текст:

Аннотация

Введение. Первичная иммунная тромбоцитопения (идиопатическая тромбоцитопеническая пурпура  — ИТП)  — редкое аутоиммунное заболевание, основным клиническим проявлением которого является геморрагический синдром различной степени тяжести. Терапия ИТП направлена на купирование геморрагических проявлений и сохранение качества жизни больного. В Российской Федерации (РФ) данные о заболеваемости, особенностях клинического течения и ответе на терапию больных ИТП отсутствуют.

Цель — оценка эпидемиологических и клинических характеристик ИТП у взрослого населения РФ.

Материалы и методы. Клинические и лабораторные данные электронной индивидуальной карты больного ИТП, включенного в многоцентровое проспективное наблюдательное когортное исследование «Эпидемиологические и клинические характеристики ИТП у взрослых в России» с 2014 по 2017 гг. Обработка данных проводилась с использованием методов описательной статистики, частотного, дисперсионного и событийного анализа. Расчеты проводились с помощью процедур статистического пакета SAS V9.4.

Результаты. Заболеваемость ИТП в трех выбранных регионах РФ среди взрослого населения в среднем составила 2,09 на 100 тыс. человек в год. Наибольшая заболеваемость в половозрастных группах была отмечена у женщин моложе 40 лет и составила 2,7 на 100 тыс. У мужчин отмечено постепенное увеличение заболеваемости с 1,09 до 2,5 на 100 тыс. в группе старше 60 лет. Обнаружена достоверная взаимосвязь между риском развития, тяжестью геморрагического синдрома и количеством тромбоцитов крови в дебюте заболевания (p < 0,0001). В 92,2 % случаев в качестве первой линии терапии назначались глюкокортикостероидные гормоны. Анализ методов, используемых в качестве второй линии терапии, показал, что хотя спленэктомия выполняется относительно часто, вероятность ее выполнения в течение последних трех лет снизилась с 26 до 17 %, при этом доля больных, получающих агонисты тромбопоэтиновых рецепторов, увеличилась с 5,9 до 45,7 %.

Заключение: заболеваемость ИТП в трех выбранных регионах РФ сопоставима с таковой в других странах Европы.

Конфликт интересов: авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Для цитирования:


Меликян А.Л., Егорова Е.К., Пустовая Е.И., Колошейнова Т.И., Володичева Е.М., Капорская Т.С., Ильясов Р.К., Шелехова Т.В., Федорова Н.А., Зотова И.И., Сычева Т.М., Контиевский И.Н., Шестопалова И.Л., Куркина Н.В., Сырцева Е.Б., Тарасенко Е.В., Мересий О.В., Черкашенко Ж.В., Чабаева Ю.А., Куликов С.М. ПРОМЕЖУТОЧНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ИДИОПАТИЧЕСКОЙ ТРОМБОЦИТОПЕНИЧЕСКОЙ ПУРПУРЫ У ВЗРОСЛЫХ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Гематология и трансфузиология. 2019;64(4):436–446. https://doi.org/10.35754/0234-5730-2019-64-4-436-446

For citation:


Melikyan A.L., Egorova E.K., Pustovaya E.I., Kolosheinova T.I., Volodicheva E.M., Kaporskaya T.S., Ilyasov R.K., Shelekhova T.V., Fedorova N.A., Zotova I.I., Sycheva T.M., Kontievsky I.N., Shestopalova I.L., Kurkina N.V., Syrtseva E.B., Tarasenko E.V., Meresiy O.V., Cherkashenko Z.V., Chabaeva Y.A., Kulikov S.M. INTERIM RESULTS OF EPIDEMIOLOGICAL STUDY OF IDIOPATHIC THROMBOCYTOPENIC PURPURA IN ADULTS IN THE RUSSIAN FEDERATION: INTERMEDIATE RESULTS. Russian journal of hematology and transfusiology. 2019;64(4):436–446. (In Russ.) https://doi.org/10.35754/0234-5730-2019-64-4-436-446

Введение

Первичная иммунная тромбоцитопения (идиопатическая тромбоцитопеническая пурпура — ИТП) — аутоиммунное заболевание, обусловленное выработ­кой аутоантител к структурам мембраны тромбоцитов и их предшественников — мегакариоцитов (МКЦ), вызывающих не только повышенную деструкцию тромбоцитов, но и неадекватный тромбоцитопоэз, ха­рактеризующееся изолированной тромбоцитопенией с количеством тромбоцитов в крови менее 100 х 109/л с наличием/отсутствием геморрагического синдрома различной степени выраженности [1—3].

В настоящее время первичные и вторичные иммун­ные тромбоцитопении все чаще объединяют в одну группу. Однако в отличие от вторичных тромбоцитопений, при которых этиология и патогенез известны, при ИТП продолжается поиск этиопатогенетических механизмов развития данной редкой патологии, а так­же молекулярных и генетических маркеров, которые могли бы стратифицировать больных на группы риска для индивидуализации лечебной тактики. Для дости­жения данных целей оптимальным рабочим инстру­ментом могут послужить регистры больных, создан­ные в определенном регионе/стране.

Заболеваемость ИТП, то есть количество новых слу­чаев заболевания среди населения исследуемого регио­на за определенный период, среди взрослого и детского населения в России и во всем мире изучена недостаточно полно и варьирует в широких пределах — от 1,6 до 12,5 на 100 тыс. в год [4—5]. Широкий интервал оценок пока­зателей заболеваемости ИТП обусловлен прежде всего сложностью выделения и регистрации первичных слу­чаев болезни. В ряде регионов и стран в оцениваемую статистику включали только случаи, когда больные ИТП госпитализировались, или случаи, когда больным ИТП потребовалось назначения специфической тера­пии, часто анализ проводился только на основании ре­троспективных данных [4—5].

Наименьший показатель заболеваемости ИТП в Европе был получен в Великобритании (1,6 на 100 тыс. населе­ния в год) в пятилетнем проспективном исследовании 245 больных старше 16 лет с количеством тромбоцитов ме­нее 50 х 109/л [6]. Максимально высокий для Европы по­казатель заболеваемости (3,9 на 100 тыс. населения в год) был зарегистрирован в другой работе из Великобритании, в которой выполнен ретроспективный анализ когорты, состоявшей из 840 больных ИТП [7].

Мониторинг заболеваемости ИТП в Дании проводил­ся на базе Датского национального реестра, который содержит информацию о больных с 1977 г., получав­ших как амбулаторную, так и стационарную помощь. Возможность собирать информацию о больных на про­тяжении 22 лет позволила оценить показатель заболева­емости (в среднем 2,25/100 тыс. населения в год), измене­ние структуры заболеваемости с возрастом, смертность и ее причины при ИТП [4, 8—10].

Анализ большой группы больных ИТП (3771 че­ловек) из Французской национальной медицинской страховой базы показал, что общенациональная забо­леваемость во Франции составила около 2,9/100 тыс. на­селения в год с пиком заболеваемости среди населения старше 60 лет и преобладанием в этой группе мужчин. Заболеваемость была ниже в карибских провинциях Франции, что, возможно, обусловлено социально-ад­министративными причинами и особенностями на­ционального состава. Также было отмечено изменение заболеваемости с севера на юг в континентальной Франции и сезонные колебания показателя (пик зи­мой и спад летом) [5].

В настоящее время проводится проспективное мно­гоцентровое (22 медицинских центра) исследование эпидемиологии ИТП в одном регионе Франции с на­селением 3 млн человек, наблюдение за популяцией и больными планируется вести в течение 10 лет [11].

Заболеваемость в Азии наиболее точно оценивалась в Японии, где все больные регистрируются в централи­зованной базе данных. При анализе данных 523 боль­ных всех возрастов показатель заболеваемости ИТП составил 2,28 на 100 тыс. населения в год, отмечается удвоение заболеваемости у лиц старше 60 лет [12].

Первое ретроспективное исследование данных 235 больных ИТП в Италии было выполнено на базе медицинского университета Падуи. Диагноз ИТП кодировался в соответствии с МКБ-9, и заболевае­мость составила 6,8 случаев на 100 тыс. населения в год. Во втором исследовании был проведен анализ 40 больных с уточненным диагнозом ИТП в соответст­вии с МКБ-10, при котором заболеваемость составила 2,6 случая на 100 тыс. населения в год, что соответст­вовало среднеевропейским показателям [13].

Показатель заболеваемости в США составляет 6,6 на 100 тыс. населения в год, а количество новых случа­ев хронической рефрактерной ИТП — 1,0 на 100 тыс. Половозрастные показатели соответствовали таковым в Европе: соотношение мужчины : женщины составля­ет 1:2,6, отмечается преобладание больных в возрасте 20—50 лет [14].

Максимальный показатель заболеваемости ИТП в мире зафиксирован в Кувейте и составляет 12,5 на 100 тыс. населения в год [14].

Эпидемиологические исследования ИТП показали, что средний показатель заболеваемости у женщин выше, чем у мужчин (3,03 на 100 тыс. человек про­тив 2,77 на 100 тыс. населения соответственно) [5, 11]. Отмечается рост числа заболевших среди больных старше 60 лет [5, 13] с максимумом в интервале от 70 до 80 лет [5, 12, 13].

Среди больных женского пола первый пик заболевае­мости регистрируется в возрасте до 4 лет, второй — в 20— 34 года и третий — в интервале от 50 до 89 лет, группа старше 50 лет составляет более 50 % случаев [9, 10]. У лиц мужского пола рост заболеваемости отмечается в педи­атрической группе и в возрастном интервале 65—79 лет, максимум в возрасте от 75 до 89 лет. Таким образом, сре­ди молодых больных наблюдается преобладание жен­щин, а среди пожилых больных — мужчин [11]. У боль­ных в возрасте от 15 до 49 и старше 50 лет соотношение мужчины : женщины составляет 1:2,62 и 1:1,39 соответ­ственно, тогда как в группе от 65 до 74 лет наблюдается заметное превалирование мужчин [11, 12].

Эпидемиологических исследований с целью оценки заболеваемости и распространенности ИТП у взро­слых в Российской Федерации не проводилось. Общей информации о количестве первичных случаев, необ­ходимости терапии и ее эффективности, а также чи­сле больных с хронической формой заболевания нет. Для решения этих проблем под эгидой Национального гематологического общества с декабря 2014 г. стартовало многоцентровое проспективное наблюдательное когортное исследование «Эпидемиологические и клинические характеристики ИТП у взрослых в России» на базе спе­циально разработанного под эти цели регистра.

Целью настоящей работы была оценка эпидемиоло­гических и клинических характеристик ИТП у взро­слого населения РФ.

Материалы и методы

Данные о каждом впервые диагностированном слу­чае ИТП вносили в специально разработанную элек­тронную систему с использованием утвержденной электронной индивидуальной регистрационной карты больного (electronic Case Repor Form — e-CRF). В про­екте принимали участие врачи-гематологи из регио­нов РФ. Мониторинг статуса больных осуществляли не реже 1 раза в 6 мес. Для контроля качества анали­тической группой проекта проводили промежуточный статистический анализ.

Главным условием включения больного в исследо­вание было наличие диагноза ИТП, установленного на основании следующих критериев:

  • наличие изолированной тромбоцитопении менее 100 х 109/л минимум в двух последовательных анали­зах крови, подтвержденной подсчетом их количества по Фонио;
  • отсутствие морфологических и функциональных аномалий тромбоцитов;
  • отсутствие патологии лимфоцитов, гранулоцитов и эритроцитов;
  • наличие повышенного или нормального числа МКЦ в пунктате костного мозга;
  • отсутствие спленомегалии;
  • отсутствие других заболеваний и состояний, про­текающих со вторичной тромбоцитопенией [1].

Обязательными условиями были возраст старше 18 лет и наличие подписанного больным информиро­ванного согласия.

Статистическая обработка выполнялась аналитиче­ской группой проекта. Анализ проводили с использо­ванием статистического пакета SAS 9.4. Использовали методы описательной статистики, частотный и диспер­сионный анализ. Методы событийного анализа при­меняли для оценки вероятности и сроков выполнения спленэктомии. Результаты представлены преимуще­ственно в виде медианы (Ме), 95 %-го доверительного интервала (ДИ). Расчеты заболеваемости проводили в соответствии со стандартными процедурами демо­графической статистики. Данные по численности жи­телей регионов в половозрастных группах для оценки заболеваемости были получены с сайта Федеральной службы государственной статистики (РосСтат www.gks.ru). С 01.01.2014 по 15.12.2017 в регистр были вне­сены данные 1475 больных из 21 региона РФ как с дли­тельным анамнезом болезни (ретроспективная груп­па), так и впервые установленным диагнозом ИТП (проспективная группа).

В ходе отработки методологии исследования во вре­мя первичного тестирования регистра для анализа качества диагностики, качества полноты вводимых данных и определения репрезентативности e-CRF была отмечена неконтролируемая селекция в ретро­спективной группе больных. Это снижало качество внесенной информации, а именно не обеспечивало полноту вносимых данных, соблюдение временного регламента по мониторингу клинического, терапевти­ческого, событийного и жизненного статуса больных, что потребовало внесения существенных корректиро­вок в e-CRF. В связи с этим для дальнейшего анализа и расчета эпидемиологических характеристик забо­леваемости и распространенности ИТП в РФ исполь­зовались данные 866 больных с впервые диагностиро­ванным заболеванием (проспективная группа), среди них 239 (27,6 %) мужчин и 627 (72,4 %) женщин, соот­ношение мужчины : женщины составило 1 : 2,6.

Медиана возраста больных в дебюте заболевания со­ставила 47 лет (диапазон 18—89 лет), без статистически достоверных различий между мужчинами и женщи­нами.

Наибольшая доля больных (350 человек — 40,4 %) находилась в возрастной группе от 21 до 40 лет, 46 боль­ных (5,3 %) в группе моложе 20 лет; 223 (25,8 %) боль­ных — в группе от 41 до 60 лет и 247 больных (28,5 %) были старше 60 лет. Наибольшая частота встречаемо­сти ИТП была зарегистрирована у женщин в возраст­ной группе 21—40 лет.

По характеру и степени выраженности геморраги­ческий синдром оценивался согласно классификации ВОЗ [3]:

  • 0-й степени — отсутствие геморрагического син­дрома;
  • 1-й степени — петехии и экхимозы (единичные);
  • 2-й степени — незначительная потеря крови (меле­на, гематурия, кровохарканье);
  • 3-й степени — выраженная потеря крови (крово­течения, требующие переливания крови или кровеза­менителей);
  • 4-й степени — тяжелая кровопотеря (кровоизли­яния в головной мозг и сетчатку глаза, кровотечения, заканчивающиеся летальным исходом).

В данной работе для определения степени геморра­гического синдрома использовали термины: легкая степень — 0-1-я степень по ВОЗ классификации, сред­ней тяжести — 2-я степень по ВОЗ классификации, тяжелая (жизнеугрожающая) — 3-4-я степень по ВОЗ классификации.

К тяжелой форме заболевания отнесены случаи, со­провождающиеся в дебюте кровоточивостью 3—4-й степени по шкале ВОЗ, требующие назначения ле­чения, а также случаи с развитием геморрагических осложнений на фоне проводимой терапии, требующие изменения дозировок или назначения альтернативных терапевтических подходов.

Результаты

Проведена экспертная оценка активности, полноты заполнения и покрытия популяции региона. На основа­нии этих данных были выбраны три региона: Тульская, Иркутская и Смоленская области. Заболеваемость взро­слого населения ИТП составила 4,2, 1,6 и 1,4 на 100 тыс. населения в год соответственно (табл. 1).

 

Таблица 1. Оценка заболеваемости впервые диагностированной ИТП в половозрастных группах с 2014 по 2017 гг.

Table 1. Incidence of newly diagnosed ITP in age and gender groups from 2014 to 2017

Таким образом, заболеваемость ИТП среди взросло­го населения в выбранных регионах РФ в среднем со­ставляла 2,0 на 100 тыс. населения в год.

Анализ заболеваемости в половозрастных стратах показал, что у мужчин отмечалась тенденция к воз­растанию частоты развития ИТП от 1,09 в возрасте до 40 лет до 2,5 в возрасте старше 60 лет. Подобных изменений заболеваемости у женщин разных возраст­ных групп не выявлено. В возрастной группе старше 60 лет заболеваемость у мужчин и женщин была пра­ктически одинакова (рис. 1).

 

Рисунок 1. Заболеваемость больных в зависимости от возраста и пола

Figure 1. Morbidity in patients by age and sex

 

Анализ данных показал, что не все внесенные в ре­гистр случаи соответствовали диагнозу ИТП согласно указанным в разделе «Материалы и методы» критери­ям (рис. 2).

 

Рисунок 2. Распределение больных по годам согласно соответствию критериям диагноза ИТП

Figure 2. Distribution of the patients by the years according to the criteria for ITP diag­nosis

 

У 666 (77 %) больных диагноз ИТП был установлен согласно всем рекомендованным критериям. В 23 % случаев отсутствовали данные о количестве МКЦ в костном мозге и проведении дополнительных серо­логических исследований на наличие/отсутствие ан­тител к двуспиральной ДНК, к бета2-гликопротеину, к кардиолипинам, к нуклеарному фактору, тромбоцитассоциированных антител, что возможно связано с неполнотой внесения данных.

Прогноз течения заболевания зависит от степени тяжести геморрагического синдрома. Риск развития кровотечений у больных ИТП оценивается по коли­честву тромбоцитов в анализе периферической крови, подсчитанному по Фонио. Однако не всегда тяжесть геморрагических проявлений соответствует степени тромбоцитопении. Это было показано и в настоящем исследовании.

Медиана количества тромбоцитов в дебюте заболе­вания составила 18 х 109/л с диапазоном от 3 х 109/л до 100 х 109/л. При дальнейшем анализе больные были разделены на подгруппы в зависимости от количест­ва тромбоцитов: у 272 (37,9 %) больных количество тромбоцитов составило от 3 х 109/л до 10 х 109/л, у 222 (31,0 %) больных — от 11 х 109/л до 30 х 109/л, у 108 (15,1 %) — от 31 х 109/л до 50 х 109/л, у 115 (16,1 %) — от 51 х 109/л до 100 х 109/л.

Геморрагический синдром разной степени тяжести был зарегистрирован у 663 (76,6 %) из 866 больных, у 184 (21,2 %) больных проявления геморрагического синдрома отсутствовали, у 19 (2,2 %) больных дан­ные о развитии кровотечений или геморрагий не были представлены. Наиболее частыми геморрагическими проявлениями были: кожные геморрагии — 77 % слу­чаев, кровоточивость слизистых полости рта — в 39 %, носовое кровотечение — 31 %, менометроррагии — 15 % (среди женщин), желудочно-кишечное крово­течение — 7 %, гематурия — 4 %, внутримозговое кровотечение — 0,9 %, другие — 1 % (кровоизлияние в сетчатку глаз, геморроидальное кровотечение).

Наибольший интерес представляла группа больных тяжелой формой ИТП, поскольку они требовали экс­тренной госпитализации и проведения неотложной те­рапии.

Была выявлена достоверная ассоциация между сте­пенью кровотечения и количеством тромбоцитов в де­бюте заболевания (р < 0,0001). При отсутствии крово­течений медиана количества тромбоцитов составляла 50 х 109/л (95 %-ный ДИ 43—58 х 109/л), при геморра­гическом синдроме легкой степени медиана количест­ва тромбоцитов — 15 х 109/л (95 % ДИ 12—20 х 109/л), при средней и тяжелой степенях — 10 х 109/л (95 % ДИ 8—12 х 109/л) (рис. 3).

 

Рисунок 3. Корреляция степени геморрагического синдрома с количеством тромбоцитов. По степени выраженности геморрагический синдром оценивался согласно классификации ВОЗ [3]

Figure 3. Correlation between the severity of the hemorrhagic syndrome and the plate­let count. The severity of the hemorrhagic syndrome was assessed according to the WHO classification [3]

 

В задачи исследования входило описание ис­пользуемых методов лечения больных ИТП в РФ. Согласно Национальным клиническим рекоменда­циям по диагностике и терапии ИТП у взрослых [1], к основным препаратам первой линии терапии от­носятся глюкокортикостероидные гормоны (ГКС), внутривенный иммуноглобулин (ВВИГ), в ургентных ситуациях — спленэктомия.

Информация о терапии первой линии имелась для 421 (48,6 %) из 866 больных. В остальных случаях данные о лечении представлены не были, что связано в ряде случаев с несвоевременным заполнением e-CRF и/или наличием у больного геморрагического синдрома 0-1-й степени, не требовавшего проведения терапии.

В качестве первой линии ГКС получали 388 больных (92,2 %), агонисты тромбопоэтиновых рецепторов (аго­нисты ТПО) — 25 (5,9 %), спленэктомия была выпол­нена у 8 (1,9 %) больных.

В подавляющем большинстве (199 (51,3 %) из 388) слу­чаев в качестве препарата первой линии терапии приме­няли перорально преднизолон в дозе 1 мг/кг массы тела, на втором месте по частоте использования у 68 (17,5 %) больных — пероральный прием дексаметазона. Менее популярными вариантами лечения были: в 50 (12,9 %) случаях — дексаметазон внутривенно в дозе 40 мг в те­чение 4 дней, в 44 (11,3 %) — препараты метилпреднизолона для внутривенного введения, у 17 (4,4 %) боль­ных был использован пероральный метилпреднизолон и в 10 (2,6 %) — преднизолон внутривенно (рис. 4).

 

Рисунок 4. Распределение больных в зависимости от выбранного глюкокорти­костероидного препарата

Figure 4. Distribution of patients by selected glucocorticosteroid drug

 

Наблюдение за больными показало, что в качест­ве второй линии терапии наиболее часто применя­лись агонисты ТПО — 45,7 % случаев, на втором месте по частоте использования оказались ВВИГ — 19,5 %, на третьем в 15,2 % — спленэктомия, в 13,4 % случаев были назначены другие иммуносупрессивные препараты (рис. 5).

 

Рисунок 5. Распределение больных в зависимости от линии и метода терапии

Figure 5. Distribution of patients by the line and method of therapy

 

Роль спленэктомии в качестве терапии второй ли­нии постепенно уменьшается. Это может быть об­условлено наличием противопоказаний к спленэктомии и/или отказом больного, информированного о появлении новых методов терапии, обладающих высокой эффективностью и минимальным количе­ством побочных действий.

Изменение соотношения используемых во второй линии терапевтических подходов в пользу агонистов ТПО было подтверждено и путем оценки вероятно­сти выполнения спленэктомии как первой опции у больных с хронической формой заболевания и/или при резистентности к препаратам первой линии, рас­считанной до и после 2015 г. До 2015 г. вероятность выполнения спленэктомии достигала 26 % к двум го­дам от момента установления диагноза, медиана сро­ка выполнения операции у тех, кому она была сде­лана, составила 15 мес. После 2015 г. спленэктомия выполнялась ко второму году лечения только у 17 % больных и, как правило, раньше — медиана срока выполнения операции у тех, кому она была сделана, составила 7 мес.

Обсуждение

Иммунная тромбоцитопения — это гетерогенная группа заболеваний с различными патофизиологиче­скими механизмами, влияющими на течение болез­ни, выбор варианта и определяющими эффективность лечения. Для применения индивидуализированного подхода к лечению необходимо больше знаний об эти­ологии, патогенезе, факторах риска возникновения и течении болезни. В решении этих вопросов могут по­мочь эпидемиологические исследования ИТП. Такое исследование было проведено с использованием регистра взрослых больных с ИТП, основанного в 2014 г. Основная цель исследования — дать предварительную количественную оценку эпидемиологической и демографической ситуации ИТП у взрослых пациентов в РФ, а также выявить особенности клинического те­чения болезни и применяемой лечебной тактики.

Изучение половозрастных эпидемиологических харак­теристик было проведено среди 866 больных с впервые диагностированным заболеванием, среди них 239 муж­чин и 627 женщин. Исследуемая когорта, ее объем и структура соответствовали результатам европейских и азиатских исследований [4—6, 9—13]. Заболеваемость взрослого населения первичной иммунной тромбоцито- пенией в РФ в среднем составила 2,0 на 100 тыс. населе­ния в год. Полученный результат сопоставим с данными регистров других стран Европы [4—8, 10—13].

В настоящем исследовании показано, что у мужчин отмечалась тенденция к возрастанию заболеваемо­сти ИТП от 1,1 на 100 тыс. населения в год в возрасте 40 лет, до 2,5 на 100 тыс. населения в год в возрасте старше 60 лет. Подобных возрастных изменений за­болеваемости у женщин не выявлено. В возрастной группе старше 60 лет заболеваемость у мужчин и жен­щин была практически одинакова, тогда как данные эпидемиологических исследований в других странах Европы и США демонстрируют значительное превы­шение заболеваемости у мужчин в этом возрасте [5, 11–13], что может быть обусловлено административ­ными причинами, особенностями ранней диагностики и различиями обращаемости у мужчин и женщин в старших возрастных группах в России.

В 92,2 % случаев в качестве первой линии терапии назначались глюкокортикостероидные гормоны. В ка­честве второй линии терапии все чаще (45,7 %) стали применяться агонисты ТПО, роль спленэктомии умень­шилась (15,2 %). Это обусловлено, появлением новых терапевтических опций, применяемых у больных с хро­нической, резистентной или рецидивирующей фор­мами заболевания. Отмечено изменение соотношения используемых методов терапии внутри линий в связи с внедрением в клиническую практику новых лекарст­венных препаратов — агонистов ТПО. Такая же тен­денция наблюдается и за рубежом, где частота выпол­нения спленэктомии меньше, чем в РФ [11—14].

На данном этапе работы регистра не удалось дать эпидемиологическую характеристику во всех вклю­ченных регионах по причине отсутствия полноты регистрации впервые заболевших больных. С целью повышения качества и полноты вносимой в регистр информации была проведена корректировка струк­туры электронной истории больного, было улучшено взаимодействие и проведена работа с гематологами в регионах для обеспечения полноты внесения данных о больных ИТП. Улучшение менеджмента проведе­ния исследования и дальнейшее накопление данных позволит при проведении следующих этапов анализа более точно и полно оценить показатели заболеваемо­сти и программ терапии больных ИТП в регионах РФ.

Таким образом, проведенный промежуточный ана­лиз работы регистра ИТП позволил подтвердить необ­ходимость создания централизованных систем учета заболеваемости определенной нозологической еди­ницей в популяции. Одновременно были выявлены недоработки в ведении регистра, предприняты меры по их устранению и стандартизации внесения данных для оптимизации дальнейшей работы.

Список литературы

1. Меликян А.Л., Пустовая Е.И., Цветаева Н.В. и др. Национальные клинические рекомендации по диагностике и лечению идиопатической тромбоцитопенической пурпуры (первичной иммунной тромбоцитопении) у взрослых (редакция 2016 г.). Гематология и трансфузиология. 2017; 62(S1): 1–24.

2. Rodeghiero F., Stasi R., Gernsheimer T. et al. Standardization of terminology, defi nitions and outcome criteria in immune thrombocytopenic purpura of adults and children: report from international working group. Blood. 2009; 113(11): 2386–93. DOI: 10.1182/blood-2008-07-162503

3. Provan D., Stasi R., Newland A.S. et al. International consensus report on the investigation and management of primary immune thrombocytopenia. Blood. 2010; 115(2): 168–86. DOI: 10.1182/blood-2009-06-225565

4. Fogarty P.F. Chronic immune theombocytopenia in adults: epidemiology and clinical presentation. Hematol. Oncol. Clin. North Am. 2009; 23(6): 1213–21. DOI: 10.1016/j.hoc.2009.08.004

5. Moulis G., Palmaro A., Montastruc J.L. et al. Epidemiology of incident immune thrombocytopenia: a nationwide population-based study in France. Blood. 2014; 124(22): 3308–15. DOI: 10.1182/blood-2014-05-578336

6. Neylor A.J., Saunders P.W., Howard M.R. et al. Clinically signifi cant newly presenting autoimmune thrombocytic purpura in adults: a prospective study of population-based cohort of 245 patients. Br. J. Haematol. 2003; 122(6): 966–74.

7. Abrahamson P.E., Hall S.A., Feudjo-Tepie M.A. et al. The incidence of ITP in adults: a population based study and literature review. Eur. J. Haematol. 2009; 83(2): 83–9. DOI: 10.1111/j.1600-0609.2009.01247

8. Frederiksen H., Schmidt K. The incidence of idiopathic thrombocytopenic purpura in adults increases with age. Blood. 1999; 94(3): 909–13.

9. Frederiksen H., Maegback M.L., Norgaard M. Twenty-tear mortality of adult patients with primary immune thrombocytopenia: a Danish population-based cohort study. Br. J. Haematol. 2014; 166(2): 260–7. DOI: 10.1111/bjh.12869

10. Terrell D.R., Beebe L.A., Vesely S.K., et al. The incidence of immune thrombocytopenic purpura in children and adults: A critical review of published reports. Am. J. Hematol. 2010; 85(3): 174–80. DOI: 10.1002/ajh

11. Moulis G., Germain J., Comont T. et.al. Newly diagnosed immune thrombocytopenia in adults: clinical epidemiology, exposure to treatments and evolution. Results of the CARMEN multicenter prospective cohort. Am J Hematol. 2017; 92(6): 493–500. DOI: 10.1002/ajh.24702

12. Kurata Y., Fujimura K., Kuwana M. et al. Epidemiology of primary immune thrombocytopenia in children and adults in Japan: a population-based study and literature review. Int. J. Hemat. 2011; 93(3): 329–35. DOI: 10.1007/s12185-011- 0791-1

13. Galdarossa M., Vianello F., Tezza F. et al. Epidemiology of primary and secondary thrombocytopenia: fi rst analysis of an administrative database in major Italian institution. Blood Coagul. Fibrinolysis. 2012; 23(4): 271–7. DOI: 10.1097/ MBC.0b013e328351882d

14. 14. Kistangari G., McCrae K.R. Immune thrombocytopenia. Hematol Oncol Clin North Am. 2013;27(3):495-520. DOI: 10.1016/j.hoc.2013.03.001


Об авторах

А. Л. Меликян
ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр гематологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия
Меликян Анаит Левоновна, доктор медицинских наук, заведующая отделением стандартизации методов лечения


Е. К. Егорова
ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр гематологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия
Егорова Елена Константиновна, кандидат медицинских наук, врач-гематолог отделения стандартизации методов лечения


Е. И. Пустовая
ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр гематологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия
Пустовая Елена Игоревна, кандидат медицинских наук, врач-гематолог отделения стандартизации методов лечения


Т. И. Колошейнова
ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр гематологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия

Колошейнова Тамара Ивановна, кандидат медицинских наук, врач-гематолог отделения стандартизации методов лечения 

ORCID: https://orcid.org/0000-0003-4580040X



Е. М. Володичева
ГУЗ ТО «Тульская областная клиническая больница»
Россия
Володичева Елена Михайловна, кандидат медицинских наук, заведующая гематологическим отделением


Т. С. Капорская
ГБУЗ «Иркутская ордена «Знак Почета» областная клиническая больница»
Россия
Капорская Татьяна Семеновна, кандидат медицинских наук, заведующая гематологическим отделением


Р. К. Ильясов
ГБУЗ РК «Крымский республиканский онкологический клинический диспансер имени В.М. Ефетова»
Россия
Ильясов Ридван Казимович, врач-гематолог


Т. В. Шелехова
ФГБОУ ВПО «Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского» Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия
Шелехова Татьяна Владимировна, доктор медицинских наук, профессор, заведующая кафедрой гематологии


Н. А. Федорова
ГБУЗ АО «Амурская областная клиническая больница»
Россия
Федорова Наталья Анатольевна, врач-гематолог


И. И. Зотова
ФГБУ «РосНИИГТ» ФМБА России
Россия
Зотова Ирина Ивановна, кандидат медицинских наук, заведующая клинико-диагностическим отделением


Т. М. Сычева
ГБУЗ АО «Александро-Мариинская ОКБ»
Россия
Сычева Татьяна Михайловна, заведующая гематологическим отделением


И. Н. Контиевский
ГБУЗ МО «МОНИКИ им. М. Ф. Владимирского»
Россия
Контиевский Илья Николаевич, врач-гематолог


И. Л. Шестопалова
КГБУЗ «Краевая клиническая больница № 1»
Россия
Шестопалова Инна Леонидовна, врач- гематолог


Н. В. Куркина
ГБУЗ РМ «Республиканская клиническая больница № 4»
Россия
Куркина Надежда Викторовна, доцент


Е. Б. Сырцева
КГБУЗ «Красноярская межрайонная клиническая больница № 7»
Россия
Сырцева Екатерина Беязитовна, врач-гематолог


Е. В. Тарасенко
ГБУЗС «Городская больница № 1 им. Пирогова»
Россия
Тарасенко Елена Викторовна, кандидат медицинских наук, заведующая отделением терапии, врач-гематолог


О В Мересий
ГБУЗ ПК «Пермская краевая клиническая больница»
Россия
Мересий Олимпиада Валерьевна, врач-гематолог


Ж. В. Черкашенко
ГБУЗ «Волгоградская областная клиническая больница № 1»
Россия
Черкашенко Жанна Владимировна, врач-гематолог первой категории


Ю. А. Чабаева
ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр гематологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия
Чабаева Юлия Александровна, кандидат технических наук, старший научный сотрудник информационно-аналитического отдела


С. М. Куликов
ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр гематологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации
Россия
Куликов Сергей Михайлович, кандидат технических наук, руководитель информационно-аналитического отдела


Для цитирования:


Меликян А.Л., Егорова Е.К., Пустовая Е.И., Колошейнова Т.И., Володичева Е.М., Капорская Т.С., Ильясов Р.К., Шелехова Т.В., Федорова Н.А., Зотова И.И., Сычева Т.М., Контиевский И.Н., Шестопалова И.Л., Куркина Н.В., Сырцева Е.Б., Тарасенко Е.В., Мересий О.В., Черкашенко Ж.В., Чабаева Ю.А., Куликов С.М. ПРОМЕЖУТОЧНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ИДИОПАТИЧЕСКОЙ ТРОМБОЦИТОПЕНИЧЕСКОЙ ПУРПУРЫ У ВЗРОСЛЫХ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Гематология и трансфузиология. 2019;64(4):436–446. https://doi.org/10.35754/0234-5730-2019-64-4-436-446

For citation:


Melikyan A.L., Egorova E.K., Pustovaya E.I., Kolosheinova T.I., Volodicheva E.M., Kaporskaya T.S., Ilyasov R.K., Shelekhova T.V., Fedorova N.A., Zotova I.I., Sycheva T.M., Kontievsky I.N., Shestopalova I.L., Kurkina N.V., Syrtseva E.B., Tarasenko E.V., Meresiy O.V., Cherkashenko Z.V., Chabaeva Y.A., Kulikov S.M. INTERIM RESULTS OF EPIDEMIOLOGICAL STUDY OF IDIOPATHIC THROMBOCYTOPENIC PURPURA IN ADULTS IN THE RUSSIAN FEDERATION: INTERMEDIATE RESULTS. Russian journal of hematology and transfusiology. 2019;64(4):436–446. (In Russ.) https://doi.org/10.35754/0234-5730-2019-64-4-436-446

Просмотров: 223


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 0234-5730 (Print)
ISSN 2411-3042 (Online)